Бедняжка

  Автор:
  78

Вы когда-нибудь пробовали рассматривать стереокартинки (фантомашки), одним глазом? Попробуйте, ничего не получится.

   

Их надо рассматривать двумя глазами. Но есть люди, которые и двумя глазами рассматривают, и ничего не получается.

Нужно владеть специальной техникой: расслабиться, слегка расфокусировать зрение, и смотреть, как бы, сквозь картинку, и тогда проявится второй план, и даже третий.

Человеку и в жизни для того, чтобы видеть не плоскую картинку из внешних событий, нужна ещё одна пара глаз. Тот самый Другой, Заслуженный Собеседник, и тогда жизнь заиграет другими красками.

У искусства — свои законы. И они сродни тому чувству красоты, которое заложено в человеке от природы. И главное из этих врождённых чувств – чувство ритма.

Сонет должен звучать, как соната. И в нём не только две пары глаз, но и ушей.

В сонате мы сразу слышим две темы, идущие одна за другой. Они обязательно контрастны, как тезис и антитезис.

В сонете мы слышим то же чередование тем и точку, поставленную в нужном месте.

Вернёмся к первому сонету и проверим это.

Читайте вслух.

Вся первая строфа – первая тема, главная мысль.

И в тему я добавлю ещё одну подсказку из послания Галатам Св. Ап. Павла:
"…не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя". (гл.4:28)

     From fairest creatures we desire increase,
     That thereby beauty’s rose might never die,
     But as the riper should by time decease,
     His tender heir might bear his memory:

Вторая строфа – вторая тема – антитезис (Голод среди изобилия)

     But thou, contracted to thine own bright eyes,
     Feed’st thy light’s flame with self-substantial fuel,
     Making a famine where abundance lies,
     Thyself thy foe, to thy sweet self too cruel.

Третья строфа, в которой обе темы звучат одна за другой.

     Thou that art now the world’s fresh ornament
     And only herald to the gaudy spring,
     Within thine own bud buriest thy content
     And, tender churl, makest waste in niggarding.

Финал: Призыв к действию. Точка.

     Pity the world, or else this glutton be,
     To eat the world’s due, by the grave and thee.

Далее во втором и во всех последующих сонетах — развитие главных тем и появление новых.

Все сонеты Шекспира – это нескончаемый таинственный диалог между Мастером и его невидимым оппонентом.

А критиков, биографов и переводчиков Великий Бард намеренно пустил по ложному следу, чтобы тайну его они не узнали никогда.

Откроется она только тем, у кого по две пары глаз и ушей.

Таковым был Чарльз Диккенс, который писал, что жизнь Шекспира – чудесная тайна, и пусть не выйдет на свет ничего, что раскроет её.

Я понимаю, как ревниво относился Диккенс к тем, кто профанирует великое искусство. Но, как говорится, "на чужой роток не накинешь платок".

Интересно, не появится ли у кого-нибудь желание прочесть вслух второй и третий сонеты на предмет обнаружение в них сонЕтной формы, и втайне поделиться с нами своими открытиями.

А я прощаюсь с вами до следующей встречи.


 

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос