Берите в компанию Третьего

  Автор:
  116

    

Есть люди, которые не меняются со временем, то есть не становятся умнее и лучше. Они просто стареют, болеют и умирают, попортив немало крови близким.

Есть другие — которые с возрастом становятся мудрее, добрее, мягче, может быть, просто оттого, что жизнь их утомила, и они уже не вступают с ней в соперничество.

И, поскольку мы делим всегда на три, есть третья категория людей, которых называют избранными. Это люди, которые меняются, как бы это помягче сказать, не по своей воле.

Их как бы сзади неведомая сила толкает и движет туда, куда сами они не пошли бы ни за что. Но они идут, вопреки всем самым непреодолимым препятствиям, которые остановили бы любого здравомыслящего человека, идут, даже не представляя себе, что их ждёт впереди.

Никто не знает, что это за сила, и чего она хочет от человека, но он не может ей противиться и утверждать, что всё в своей жизни он делает САМ.

Эти избранные люди действуют, как безумцы, под влиянием этой неведомой силы.

Первые две категории нормальных людей думают, раз они живут, то и жизнь знают. Среди них есть гиганты мысли и ума, которые считают, что этого достаточно, чтобы всё знать.

Но человек, попавший в третью категорию, тот самый избранный, для того и избирается, чтобы он был познан, да испытан. И чтобы он всё познал и испытал, а уж потом говорил от имени правды.

Именно они добираются до точки невозврата, чтобы идти дальше, не оглядываясь и не рискуя превратиться в соляной столп.

Их будут искать, но не найдут.

Избранный — не значит самый лучший, самый умный, самый смелый, но тот, кто способен уйти, оставив всё.

К таким избранным принадлежит Шекспир. К ним принадлежат и христианские Апостолы.

Они и ныне сопровождают тех, кто в пути.

А мы читаем восемнадцатый сонет.

Но прежде вспомним точку золотого сечения, через которую человек проходит и становится по другую сторону видимого мира справа.

Золотое сечение. 1 = 0,618 + 0,382.

Вправо уходят те, кто говорит: Истина — это то, что видим МЫ.

Слева остаются те, кто говорит: истина — это то, что вижу Я.

Слеваспоры, ссоры, склоки.

Справасогласие и любовь.

Слева — ветряные мельницы, не способные сдвинуться с места. Они и в окружении людей будут несчастны и одиноки, считая, что мир устроен неправильно (не по их правилам).

Их книги, научные теории несут на себе печать их неистребимого и гордого индивидуализма.

Справа от точки невозврата — люди, мыслящие иначе, в том числе и учёные.

    

Выдающийся наш физиолог А. А. Ухтомский, автор учения о доминанте, пытался обосновать принцип диалогового мышления, как основы для развития личности, так его даже на другие языки не переводят, считая его доминанту на лицо Другого романтическим вздором, недостойным серьёзного учёного.

Есть у нас и лингвисты, мыслящие не так, как все; считающие, что язык это храм, а не вавилонская башня.

Например, иркутский учёный А.Кравченко, который, было, заикнулся об этом, но тотчас замолчал под строгими взглядами маститых мэтров.

Не читал, видно, книгу "Принцип Питера".

А какие они, люди, которые и сами были такими же строгими, а потом прозрели и ожили?

Вот, что говорит о них Апостол Павел:

2-е посл. Коринфянам Св. Ап. Павла VI, 8-10

Нас почитают обманщиками, но мы верны; мы неизвестны, но нас узнают; нас почитают умершими, но вот, мы живы; нас наказывают, но мы не умираем; нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем.

                                                    *     *     *

Я мыслит себя отдельным, как в механике Галилея, который утверждал: истина обнаруживается там, где предмет — абсолютно — один, как роденовский мыслитель.

    

Мы — это со-знание, где есть два сознания, когда моё я наиболее насущно обращено к Ты.

Любители философствовать называют эту насущность трагической (и с тобой не могу, и без тебя не могу).

В этом случае берите в компанию Третьего. Он не помешает, потому что Он и есть Любовь, которая долготерпит и не превозносится.

Помните?

       Образ твой, мучительный и зыбкий,
       Я не мог в тумане осязать.
       "Господи!"- сказал я по ошибке,
       Сам того не думая сказать.

       Божье имя, как большая птица,
       Вылетало из моей груди.
       Впереди густой туман клубится,
       И пустая клетка позади.

                                   Осип Мандельштам

                                   1912

Итак, читаем Шекспира дальше.


 

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Комментарии на Блог
Один комментарий
  1. Пинбэк: Это факт | Учить Английский с Ириной Арамовой

Оставьте ваш комментарий или вопрос