Errare humanum est

  Автор:
  82

 "Читателя! Советчика! Врача!"
О. Мандельштам

   

Удивительная это вещь — поэтическая речь.

И если краткость – душа ума, то ум этот обнаруживают более всего поэты.

Вот, к примеру, строчки из раннего О Мандельштама. Он родился в 1891 году, а стихотворение написано в 1908. Мандельштаму 17 лет.

  В непринужденности творящего обмена
  Суровость Тютчева — с ребячеством Верлэна —
  Скажите — кто бы мог искусно сочетать,
  Соединению придав свою печать?
  А русскому стиху так свойственно величье,
  Где вешний поцелуй и щебетанье птичье!
                                                               1908

Никто не может накинуть платок на чужой роток и остановить поток писанины о том, что это такое – поэт Мандельштам. "Правило Трёх Д" остаётся в силе навсегда.

………………………………………………..

   И разлетаются грачи в горячке —

    А я за ними ахаю, крича
    В какой-то мерзлый деревянный короб:
    — Читателя! советчика! врача!
    На лестнице колючей разговора б!

                                              1 февраля 1937
                                              "Куда мне деться в этом январе?"
                                               (Написано за год до смерти)

Чтение стихов – труд особый.

"Непринуждённость творящего обмена" — это не просто слова. Это океан образов, гениальных мыслей, живущих внутри поэта и требующих воплощения.

Читатель – существо бескорыстное, в отличие от критиков.

Он никуда не спешит, ни за что не борется, никому ничего не доказывает, не ставит себя выше поэта, не забывает правило "Трёх Д", и потому жив-здоров, и нам того же желает.

Стихотворение Мандельштама "Зверинец".

Написано в январе 1915 года во время Первой мировой войны (1914-1918).

Поэту 24 года.

Давайте проверим, захватит ли нас непринуждённость творящего обмена, как будто мы и есть те самые читатели, о которых мечтал уже предчувствовавший свою смерть Мандельштам.

Можно согласиться с тем, что лучше, когда читатель читает стихи сам — в удобном ему темпе, и слышит каждое слово, и может остановиться, и подумать, и прочесть ещё раз.

И это нормально, что гениальные стихи вообще читают и перечитывают немногие, иначе эти стихи превратились бы в свою противоположность и достались в пищу критикам.

А так критики бы и рады сказать своё "веское слово", да редкие читатели не позволят. Им, читателям, терять нечего.

   ЗВЕРИНЕЦ

   Отверженное слово "мир"
   В начале оскорбленной эры;
   Светильник в глубине пещеры
   И воздух горных стран — эфир;
   Эфир, которым не сумели,
   Не захотели мы дышать.
   Козлиным голосом опять,
   Поют косматые свирели.

   Пока ягнята и волы
   На тучных пастбищах водились
   И дружелюбные садились
   На плечи сонных скал орлы, —
   Германец выкормил орла,
   И лев британцу покорился,
   И галльский гребень появился
   Из петушиного хохла.

   А ныне завладел дикарь
   Священной палицей Геракла,
   И черная земля иссякла,
   Неблагодарная, как встарь.
   Я палочку возьму сухую,
   Огонь добуду из нее,
   Пускай уходит в ночь глухую
   Мной всполошенное зверье!

   Петух и лев, широкохмурый
   Орел и ласковый медведь —
   Мы для войны построим клеть,
   Звериные пригреем шкуры.
   А я пою вино времен —
   Источник речи италийской —
   И в колыбели праарийской
   Славянский и германский лен!

   Италия, тебе не лень
   Тревожить Рима колесницы,
   С кудахтаньем домашней птицы
   Перелетев через плетень?
   И ты, соседка*, не взыщи:
   Орел топорщится и злится.
   Что, если для твоей пращи
   Тяжелый камень не годится?

   В зверинце заперев зверей,
   Мы успокоимся надолго,
   И станет полноводней Волга,
   И рейнская струя светлей,—
   И умудренный человек
   Почтит невольно чужестранца,
   Как полубога, буйством танца
   На берегах великих рек.

                               Январь 1915

     *соседка – Германия (прим. моё И.А.)

Это стихотворение замечательно перекликается с уже известным нам стихотворением Мандельштама "Ламарк".

Тоже искусное соединение вешнего поцелуя и птичьего щебетания.

Когда говорят о редком художнике, что он ещё до конца не оценён, как говорят, к примеру, о Шекспире, то ошибаются.

Ошибается и тот, кто пытается его оценить, и тот, кто думает, что знает ему цену.

И по этому поводу — как всегда коротко и точно — ещё древние говорили:

   Errare humanum est.
    (Люди ошибаются)

Художник создаёт свои творения не для того, чтобы кто-то их оценил. Он не торговец.

Но, если найдётся у него хотя бы один верный читатель, он удваивает свои таланты, чтобы вернуть Хозяину долг.

Пушки рано или поздно замолчат, а голоса поэтов никогда.

На этом я прощаюсь с вами до следующей встречи.


 

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос