И один в поле – воин

  Автор:
  48

Всему свое время, и время всякой вещи под небом:
   время рождаться, и время умирать;
   время насаждать, и время вырывать посаженное;
   время убивать, и время врачевать;
   время разрушать, и время строить;
   время плакать, и время смеяться;
   время сетовать, и время плясать;
   время разбрасывать камни, и время собирать камни;
   время обнимать, и время уклоняться от объятий;
   время искать, и время терять;
   время сберегать, и время бросать;
   время раздирать, и время сшивать;
   время молчать, и время говорить;
   время любить, и время ненавидеть;
   время войне, и время миру.

           Книга Пророка Экклезиаста гл.3

Есть очень модное нынче в политическом лексиконе иностранное слово, которое никогда не приживётся в русском языке. Это слово толерантность.

Все уже знают, что это – медицинский термин, означающий невосприимчивость организма к некому антигену, инородному веществу, которая в конечном итоге может привести к гибели организма.

Теперь словом толерантность пользуются политики и не только, но у нас это слово произносится, если не с отвращением, то с большим напрягом.

Почему? Да потому, что это противоречит духу русского человека, кто бы что ни говорил.

Нам гораздо ближе Библейское: "Время любить и время ненавидеть".

Толерантные люди – это те самые "теплохладные", которых Бог навсегда изверг из уст своих.

…знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!

Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.

Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг.

    Откровение святого Иоанна Богослова гл.3

В одном недавнем фильме про врачей женщина-врач, хирург, вполне положительный персонаж, говорит: "Я вообще не понимаю, отчего люди умирают".

Вот от теплохладности и умирают. Нет в них энергии жизни, нет силы, нет радости.

Толерантность – это, можно сказать, бесовская душевность, которая склоняет человека думать, что он человек вполне хороший и порядочный.

Теплохладные люди равнодушны ко всему, кроме того, что составляет их благополучие. Они и язык чужой не могут освоить и не будут только потому, что не видят в этом выгоды для себя.

Теплохладность – это самоубийство. Но вольному – воля. Это их выбор.

А мы продолжаем свой путь к точке невозврата. Вперёд идём или назад?

Это как посмотреть.

Если мы идём к Шекспиру, сторонники прогресса скажут, что идём назад. Мы же скажем, что вперёд. Нам до Шекспира ещё очень далеко.

Однако, как известно, дорогу осилит идущий. И если мы не забудем главное правило дорожного движения, правило ДДД, то безопасный путь нам обеспечен.

Много вокруг лжецов, стремящихся сбить нас с пути истинного. Скажем им спасибо и будем бодрствовать.

А компасом в пути будет наше собственное чувство правды, которое в нас заложено от природы.

И помним, что слово природа, — это то, что при родах. Опять русский язык нас предупреждает, что это процесс болезненный. И никто добровольно не выбирает такую себе судьбу. Он должен быть избран. И тут уж никуда не денешься.

Об этих родах рассказывают нам сонеты Великого Барда. И не просто рассказывают, а проводят нас по родовым путям, при условии проживания этого опыта, как реального.

Все сонеты как единое целое представляют собой своего рода голограмму, в которой каждый отдельный сонет, уже содержит в себе всё целое. Повторяю, каждый сонет уже содержит целое.

      

Но голограмма позволяет расчленять её на более мелкие части с тем же эффектом, что мы и сможем наблюдать в сонетах.

Это невероятное ощущение, невероятное событие в жизни человека, сталкивающегося с подобным явлением.

Мы уже прикасались к миру искусства Великого Мастера, а теперь погрузимся в него всецело, помня, что чтение на другом языке позволяет нам особенным образом сконцентрировать своё внимание.

Ещё раз хочу обратить внимание читателей, что мы читаем подлинники. Никакие переводы, парафразы и трактовки не должны вторгаться в этот процесс.

Только бескорыстное желание погрузиться в настоящее искусство, даст надлежащий эффект. И истинное терпение, как при обучении молитве.

Я не намерена отступать, даже, если со мной пойдёт всего один человек. Для Бога и один человек в поле – воин.

Скоро мы объявим подписку на эту мою работу, которая будет продолжаться до тех пор, пока мы не прочтём всё — все сонеты Шекспира.

Ждите сообщения!


Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос