To err is human, to forgive, divine

  Автор:
  219

Расскажу вам анекдот:

"В центре Лондона встречаются два незнакомых друг с другом молодых человека. Один к другому обращается с вопросом:
   — What clock?
   — Six watch.
   — Such much?
   — To whom how.
   — Ха, ты, что ли, тоже в московском Инъязе учился?"

Я думаю, что не всех этот анекдот рассмешит.
Например, моего знакомого стоматолога Лёшу, который начинал, было, заниматься со мной английским, он не рассмешит. Лёша скажет: "Ну и что здесь смешного, они же поняли друг друга!"
Это-то и смешно, что поняли.

На самом деле проблема общения совсем не смешна.
Не случайно же Бернард Шоу говорил, что существует лишь иллюзия общения.
Живое общение возможно там, где обе стороны заинтересованы в диалоге, результат которого им неизвестен. Но для этого нужно забыть о своих амбициях, или вовсе их не иметь.

Вспомним о Вавилонской башне, когда собрались люди, хорошо понимающие друг друга, чтобы "построить башню до небес и сделать себе имя". Всё необходимое для этого у них было, и, главное, — они верили в себя. Любимая фраза наших "гуманистов".
Они не вняли только тому, чем вся эта история закончилась.

Академик Щерба утверждал, что необходимо наблюдать живые факты языка, думать над ними.

"Я знаю, — говорил он,  — что думать трудно, и тем не менее думать надо и надо; и надо бояться шаблонов, которые подстерегают нас на каждом шагу, всякий раз, как мысль наша слабеет".

Человек, говорящий только на родном языке, с детства усваивает словесные штампы, которые вовсе не нуждаются в осмыслении. Они усваиваются человеком, как руководство к действию. И он может всю жизнь прожить с уверенностью, что он – мыслящее существо, даже, если своей жизнью и жизнью вообще он не доволен.

Один остроумец говорил: "Запретить думать трудно. Но ещё труднее – заставить".

      

Язык – это огромное непаханое поле для наблюдений над жизнью и её фактами. И пищи для размышлений более, чем достаточно. Дело только за нашим выбором. Думать над тем, какие тайны хранит язык, занятие не только увлекательное, но и спасительное.
Мы лежим перевитые, как погребальными пеленами, своими заблуждениями, словно Лазарь из Вифании.

      

   — Лазарь! Иди вон! (Евангелие от Иоанна 11:43)

А мне остаётся только вернуться к разговору о фактах языка.
Все знают русскую поговорку: "человеку свойственно ошибаться".
Но давайте подумаем, за что увековечили этот банальный факт. Ну да, человек может ошибаться.

Это латинская поговорка ‘Errare humanum est’.
Однако она имеет два варианта продолжений на все вкусы:
     Errare humanum est, ignoscere divinum.
    Ошибаться человеческому присуще, прощать – божественному.
А второй вариант таков:
    Errare humanum est, stultum est in errore perserverare.

    Человек ошибается, упорствует в ошибке глупец.

Английский язык взял себе первый вариант:
    To err is human, to forgive, divine.

А русский язык взял себе первую половину поговорки, которая звучит по-русски так:

   "Человеку свойственно ошибаться".

Такой перевод латинской поговорки переводит её из разряда бытийных в разряд житейских, в то время как ‘to err is human’ означает, я думаю, общее свойство людей не знать истины.

Как говорил знаменитый философ Ницше, ‘человеческое, слишком человеческое’.
Поговорка ‘err is human’ говорит “люди ошибаются”.

И не случайно Понтий Пилат, отдавая Спасителя нашего на волю разъярённой толпе, сказал свою знаменитую фразу: "Ecce Homo!" (мол, это человек, и он ошибается).

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Комментарии на Блог
2 комментария
  1. Пинбэк: Попытка “русские мысли сказать английскими словами" | Учить Английский с Ириной Арамовой

  2. Пинбэк: "Не укради!" (как учиться говорить и понимать по-английски) | Учить Английский с Ириной Арамовой

Оставьте ваш комментарий или вопрос