«Идеал по-настоящему образованного человека -
это соединение в себе науки, мудрости, грации, духа
с тем чем интеллектуалы, к сожалению, так редко обладают -
с благородным, светлым, прямым и сильным характером, как рыцарский клинок лучшей стали».
                Макс Шелер
 


 

Дорогой Читатель!

«Признаюсь, мне отчасти неловко толковать об этих материях, потому что подставлять или не подставлять другую щеку в конечном счете каждый решает сам. Борьба идет без свидетелей. Ее орудием служит твое лицо, твоя одежда, твоим ногам предстоит шагать. Советовать, тем более указывать, как распорядиться этим достоянием, не то чтоб недопустимо, но безнравственно.. Все, к чему я стремлюсь, это освободить вас от словесного штампа, который подвел столь многих и принес так мало пользы. И еще я бы хотел заронить в вас мысль, что пока у вас есть лицо, рубашка, верхняя одежда и ноги, не безнадежен и беспросветный мрак.»

Иосиф Бродский
Из книги прозаических эссе
<Меньше единицы> (Нью-Йорк, 1985 г.)
 

Иосиф Бродский одна из самых загадочных фигур ушедшего века. Его часто цитируют, о нем много спорят. Несмотря на то что Бродский не писал прямых политических стихов против советской власти, независимость формы и содержания его стихов плюс независимость личного поведения привели к тому,  что его не публиковали на родине при жизни.
"Уверен, что непримиримость ленинградских властей к Иосифу в начале
шестидесятых годов вызвана была прежде всего не его стихами, которые
казались им малопонятными и не содержали никаких политических деклараций, а именно стилем его общественного поведения, основанным на свободе и органичности в весьма интенсивном варианте. Он не совершал, разумеется, никаких противоправных поступков (даже соседи по коммунальной квартире дали ему после ареста наилучшую характеристику), просто в условиях, скажем, резко ограниченной свободы он жил как свободный человек. А это -- пугает и раздражает.
То же чувство свободы жило в его стихах. При всем желании в них
невозможно было вычитать никакой антисоветской агитации (поэтому в
шестьдесят четвертом году, как мы увидим, организаторам травли пришлось прибегнуть к грубой фальсификации), но духовные и административные отцы города явственно ощущали несовместимость с собой этих непривычных стихов,
которые казались особенно опасными из-за личности автора."

Я.Гордин. Дело Бродского,"Нева" N 2, 1989

---------------------------------------------------------------


Он эмигрировал в Америку и никогда больше не вернулся в Россию.


«В США Бродский адаптировался, как никто до него из русских поэтов, исключая Набокова, и вослед ему стал писать не только по-русски, но и по-английски. ... Ему удалось редкое - он создал свой стиль. Это очень петербургская поэзия, правда, англоязычно несентиментальная, боящаяся быть беззащитно открытой. Бродский развил перенос рифмующегося слова из строки в строку и культивировал четко контролируемую технологией рассудка Ниагару продуманного сознания. Его особый вклад в мировую поэзию несомненен. Вслед за Буниным и Пастернаком он стал третьим русским поэтом, получившим Нобелевскую премию»

«Антология русской поэзии. Строфы века»
сост. Евгений Евтушенко


Член Баварской академии изящных искусств (1971), Американской академии и Института искусств и литературы (1979-87), почетный доктор Оксфордского университета (1991) и Гуманитарной академии профсоюзов (СПб, 1995), член почетного комитета Русского института в Париже, редколлегии журнала "Континент" (до 1994), обществ. совета "ИЛ", совета попечителей Международного фонда русской поэзии (с 1994). Академик РАЕН (с 1995).

Нобелевская премия (1987), орден Почетного Легиона (Франция). “Премия гениев” Макартура (1981), Национальная премия литературных критиков (1986), "Золотой венец" Стружского фестиваля поэзии (Македония), премия "Золотой флорин" (Флоренция, 1995). Занимал почетный пост поэта-лауреата Библиотеки Конгресса США (май 1991-май 1992). Почетный гражданин С.-Петербурга (1995).

Умер в Нью-Йорке в 1996г., похоронен в Венеции.

Бродский сам переводил свои стихи на английский язык, сам читал их, сохранились уникальные звуковые записи.
Его переводы не похожи на переводы - это стихи. Настоящие стихи на двух языках, удивительно точно соответствующие друг другу, выдержанные в одном стиле, ритме, духе.


Как понять, что такое настоящий перевод, пока не прочтешь, не услышишь, не почувствуешь?
Что говорят поэты об искусстве перевода?
Что думает Бродский о поэтах и поэзии?

Ответы Вы найдете в новом курсе
"Brodsky in English: Искусство перевода".

Из письма нашей читательницы:

"Здравствуйте, уважаемая Ирина Арамова!

Я когда-то писала стихи, и очень люблю поэзию и литературу. Но не было возможности особо заняться этим, профессионально почитать о том, как строятся стихи, о их размерах, ритме. Тем более, что действительно интересную и доступную литературу об этом человеку не имеющему доступа к специализированным библиотекам найти очень тяжело. А Вы очень тонко чувствуете стихи, Вы разбираетесь в этом. Если бы вы создали такую программу, где бы было написано все о стихах + английские и русские поэты, это было бы грандиозно. Я за такую программу заплатила бы и 50 USD, и даже больше.
Спасибо Вам большое за Ваш талант, Ваш труд, Вашу любовь к людям и Вашу мудрость. От всей души желаю Вам творческих успехов и ЗДОРОВЬЯ, чтобы были силы творить!!! :)

С уважением, Роксолана"


На страницах программы "Brodsky in English: Искусство перевода".
Вы познакомитесь со стихами в исполнении Автора на русском и на английском.
Вы узнаете мнение Поэтов о качестве настоящих переводов.
Вы услышите Авторскую интерпретацию стихов.
Вы получите возможность сравнить Подлинники с их переводами.
Вы прикоснетесь к редкой поэтической культуре и отдохнете Душой.

Это еще одна жемчужина в нашей коллекции "Читаем Шедевры в Оригинале". Эта программа для тех, кто имеет уши, чтобы слышать:


"Его манера чтения была неотразима и воздействовала на слушателей сильнейшим, ошеломляющим образом.  Картавость, некоторая невнятность произношения, интонационное однообразие зачина забывались немедленно.
Бродский мог достигнуть такой интонационной интенсивности, что слушателям становилось физически дурно -- слишком силен оказывался напор. Но суть была не в том. Чтение Бродским своих стихов было жизнью в стихе. Перед слушателями происходило уникальное и потрясающее явление -- абсолютное слияние личности и результата творчества, казалось бы уже отделившегося от этой личности. Происходил некий обратный процесс -- стихи снова воссоединялись с поэтом. Это не было воспроизведение, исполнительство -- пусть и самое высокое. Это было именно проживание поэзии."

Я.Гордин. Дело Бродского,"Нева" N 2, 1989
 

"Brodsky in English:
Искусство перевода"

Я памятник воздвиг себе иной!

К постыдному столетию - спиной.
К любви своей потерянной - лицом.
И грудь - велосипедным колесом.
А ягодицы - к морю полуправд.

Какой ни окружай меня ландшафт,
чего бы ни пришлось мне извинять,-
я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталость вознесла.
                          Иосиф Бродский


Любовь, как поэзия: ее нельзя потерять. Мимо нее можно пройти, жертвуя ею ради сиюминутных интересов, так и не заметив красоты.

Вот и все, чем мне хотелось сегодня с Вами поделиться. Остальное - на страницах программы
"Brodsky in English: Искусство перевода".

Оставляю Вас наедине с Вашими размышлениями.
Мне остается только сообщить Вам ссылку, пройдя по которой Вы сможете оформить счет:

До встречи на страницах программы
"Brodsky in English: Искусство перевода"!







P.S. А впрочем, гарантирую Вам, что на страницах программы Вы встретитесь не со мной - Ириной Арамовой, - Вы встретитесь с чудом поэтического слова.

P.P.S.
«На прощанье – ни звука.
            Граммофон за стеной.
            В этом мире разлука –
            лишь прообраз иной...»
                             
Иосиф Бродский


 


© 2007-2024 by Irene Aramova
Nadezhda Kashlacheva


Служба поддержки admin@at_english.com