Архив месяца: июня 2009

One word – two meanings

  Автор:
  143

В потоке английской речи мы точно распознаем только те слова, которые мы не только неоднократно слышали или читали, но и неоднократно произнесли сами вслух, так как голосовой аппарат – это орган памяти, как и рука музыканта.

Какой из этого мы сделаем вывод?

Правильно: слышим – понимаем – произносим – читаем – пишем – говорим.

Что можно исключить из этого ряда?

НИЧЕГО!

Сегодня мы продолжим знакомство с темой
"One word – two meanings"



"One word – two meanings"

Listen!

He wrote her a note before he left.
He wrote her a note before he left.

She found the top note difficult to sing.
She found the top note difficult to sing.

После того как вы осознанно произнесете слово note в этих предложениях, вы легко узнаете его в любой звучащей речи.

Конечно, тренированный слух сразу услышит всем знакомое в нашем языке слово нота, как в слове attractive (привлекательный, притягательный, заманчивый) он сразу услышит слово аттракцион.

Слушайте, повторяйте – желаем вам успеха!

———————————————————-

И сегодня мы Вам рекомендуем:

Беспрецедентный Курс, у которого совершенно нет аналогов,
Обучающий Эффективному и Легкому
Пополнению Словарного и Фразового Запаса

"Speak English Every Day":
Слова Зубрить Не Надо!

      – За три недели увлекательнейших занятий Вы пополните свой словарный запас не менее, чем на 287 слов;

      – За три недели Вы воскресите свою память и обучите ее работать лучше и эффективнее;

      – за три недели Вы настроите свое восприятие на Качественное и Быстрое запоминание новых слов, фраз и выражений

      Вы ощутите Реальный Видимый Успех КАЖДЫЙ(!) ДЕНЬ

при помощи Увлекательной, Легкой Уникальной Программы, рассчитанной на три недели ежедневных интересных занятий с Пользой на Всю Оставшуюся Жизнь!

Для знакомства с подробным описанием программы проходите по этой ссылке:
http://at-english.ru/3week.htm
Читайте о Программе Подробнее и Резервируйте Свою Копию Программы!!!

Конечно, отсутствие языковой среды тормозит изучение языка:
Слова можно рано или поздно выучить. Но слова – это одно, а фразы совсем другое!
У всех, кто осваивает английский язык самостоятельно, возникают проблемы с восприятием речи на слух и выражением своих мыслей в потоке свободной речи.

Уверена, что многие из Вас испытывают подобные затруднения.

Для тренировки осмысленного произнесения слов и выражений и активизации памяти,
эффективного пополнения словарного и фразового запаса,
специально разработан курс
"Speak English Every Day!"
:
Продолжаем тренировать Ловкость языка, Восприятие и распознавание  звучащей речи, набираем Речевой Опыт.

"Speak English Every Day!" – Слова Зубрить Не Надо!

Внимание!!!
Для получения скидки постоянного читателя в размере 50%

оформляйте заказ по ссылке:
http://at-english.com/cat/ord/week50

И БОНУС – озвученная книга Английских Скороговорок для улучшения произношения!


 

Новая английская скороговорка

  Автор:
  883

Мировая статистика говорит, что из ста желающих заниматься языком, только один будет действительно заниматься.
Остальные прямехонько шагают по мостовой дороге, "вымощенной благими намерениями".

Имеющий воображение, да представит себе, как широка эта дорога – всем места хватит.
А нам и тропинки довольно.

Итак, Listen:




Six sick hicks nick six slick bricks with picks and sticks.

Six sick hicks nick six slick bricks with picks and sticks.


Шестеро (Six) обессиленных (sick) деревенских парней (hicks) исцарапали (nick) шесть (six) гладких (slick) кирпичей (bricks) ломами и палками (with picks and sticks.)

Мысленно нарисуем себе эту душераздирающую картину.

А теперь медленно и четко проговорим:

six / sick / hicks

nick / six / slick / bricks

with picks / and sticks.

six sick hicks [siksik hiks] – при соединении [ks] и [s] одно [s] выпадает и два слова сливаются вместе [siksik]

nick / six slick bricks [sikslik briks] – здесь такое же слияние [sikslik]

with picks / and sticks.

Не ускоряйте темп чрезмерно, читайте вместе со мной, не забалтывайте фразу.

Желаем Вам Успеха!!!

Хорошо отдыхает тот, кто хорошо работает

  Автор:
  244

telega  На дворе лето, всем хочется отдыхать, а мы, как радио и телевидение совмещаем по мере возможности отдых с работой, ибо путник даже на привале не забывает, что хорошо отдыхает тот, кто хорошо работает.
На днях я узнала поговорку, которую раньше никогда не слышала, вернее не народную поговорку, а слова, сказанные очень давно кем-то из наших литераторов, и вошедшие в поговорку:
      «Русские друг дружку едят и с того сыты бывают».

А.И. Эртель, русский писатель-народник, как его называют критики, в письме к Н.Я. Петрову пишет:
“Вы ругаете немцев и вообще тяготитесь заграницей, – пишет он Н. Я. Петрову. – Не знаю, дорогой мой, – что касается меня, то должен сознаться, что я почел бы за величайшее счастье отдохнуть от милого отечества, хотя, разумеется, не поехал бы для этого в Берлин, а поюжнее или позападнее. Русский, в сущности, хорош только “на заре туманной юности”, – это я говорю об “интеллигентах”, – а с возмужалостью такая в огромном большинстве дрянь, что из рук вон. Народ же русский… лучше не говорить. Правда, он глубоко несчастный народ, но и глубоко скверный. Отсюда, конечно, не следует, что на него надо плюнуть, но следует то, что находиться с ним в реальных отношениях очень тяжко, иногда до нестерпимости. Правда, есть позиции, с которых он представляется интересным и симпатичным, это позиция этнографа и вообще наблюдателя, как был наблюдателем автор “Записок охотника”, например. Но стоит только хлебнуть “реальных отношений”, как, – увы! – сквозь поэтическую оболочку живо засквозит грубый и, главное, лживый, лживый дикарь. И не то плохо, что он груб и лжив с “барином”, а то, что он до сих пор оправдывает язвительные слова Котошихина или Крижанича: “Русские друг дружку едят и с того сыты бывают”. Мужички именно едят друг друга с превеликой готовностью и самым подлым образом”.
Как ни страшно, но надо выговорить: какое ни на есть русское правительство, но оно гуманнее и просвещеннее – и стыдливее – массы русского народа. Правительство в лице Муравьева перевешало много поляков. Будьте спокойны, “подлинный народ” перевешал бы их в десять раз больше. Считают, что в царствование Александра II казнено и всячески погублено несколько тысяч молодых людей революционного образа мыслей. Я начинаю думать, что, если бы дали волю “подлинному народу”, он расправился бы с этими тысячами на манер Ивана Грозного. А духоборы, штундисты… Разве, вы думаете, “святая простота” ограничилась бы теми репрессиями, которые теперь так возмущают нас?.. Но, говоря все эти горькие вещи, я, однако же, далек от мысли утверждать, что какой бы то ни было “народ” лучше русского. Например, французы, немцы, англичане, пожалуй, будут еще похуже. Но эта хорошая основная ткань русской народной души (я допускаю, что она хорошая) так переплетена с навыками рабства, а на Западе ткань посредственная так скрашивается прочной, глубоко внедренною культурностью, что, разумеется, жить и действовать гораздо легче там, чем у нас… И все-таки, все-таки я не сомневаюсь, что при наличности таких-то и таких-то условий Русь действительно могла бы сделать блестящую карьеру, и “мальчик без штанов”, какого нам начертал Щедрин, мог бы превратиться в нечто лучшее, нежели благонравный немецкий мальчик. Но горе-то в том, что “условия” редко являются со стороны, а больше вырастают изнутри, – изнутри же что может вырасти у камаринского мужика, или у его “сословий”, или у его беспочвенной и бессильной интеллигенции, в значительной степени зараженной “чеховщиной”? История, говорили еще недавно, делается идеями. Да, но еще более – навыками! В русской истории идей и фантазий ужасно много, “навыков” же никаких, если не считать навыков к беспорядку решительно во всех сферах жизни”… .
А это трактует Эртеля наш до боли любящий свой народ Василий Розанов:
«О каких же “навыках” говорит Эртель? Он не раскрыл скобок, не пояснил формулы. Увы, весь наш прославленный “русский быт”, такой красивый, художественный, мягкий, такой, наконец, добрый, – есть пассивный быт, а не активный быт. Мы лежим художественно: а как пойдем – то ковыляем, и вообще тут живописи – конец! Вот в чем дело, вот где горе! Все “киты” русской действительности, все острые углы, ее режущие, все ее “горя горькие” сошлись в одну точку, к упору в одну стену, единственную: пассивный народ!! Прекрасный, живописный, но – пассивный. Если, как говорят философы, “пассивное начало” в природе есть то же, что “женское начало” в ней, то вот и объяснение: замечательно мягкий, нежный даже, русский народ есть явно женственный; это острым взглядом заметил даже Бисмарк, недолго побывавший в России. Но если так, то из этой женственности русского народа вытекает и его пассивность. В то же время бабы бестолковы и терпеливы: поразительная терпеливость русского народа (некрасовское: “терпеньем изумляющий народ”) параллельна с изумительной бестолковостью русского человека, единично и лично, но больше всего – в массе, в толпе. Толпа русская, громада русская – всегда “бабий базар” по потере всяких концов и начал. Но вернемся к “навыкам”: святых много на Руси, – как ни в какой стране; но, будучи золотыми частицами, они тонут в массе хаоса, безобразия. И “святые” русские учат, как “жить”, а все-таки не как работать. У русских нет золотых “навыков” работать и золотых навыков “относиться” к среде, к условиям и к людям. “В избе” – хорошо (красиво), а “соседские отношения” – отвратительны; или еще: “одиночка” – святой человек, а как вошел в семью, обзавелся семьею – пошел сущий ад. Везде “скверно” идет по линии связей человека с человеком или по линии отношений человека к объективному миру, к работе, должности, службе. “Гениальные личности” есть; а “государственная служба” везде испорчена. Мужик, т. е. одиночка, богатеет, но до известного, и притом небольшого, предела: как рост богатства дошел до пункта, где оно требует для дальнейшего увеличения уже многих голов, требует связной и согласной работы, равномерно талантливой и непременно добросовестной, так начинается развал и провал, причина коего кроется в неизменном надувательстве кем-нибудь кого-нибудь (“лживость” в указаниях Эртеля). На этом провалились громадные состояния в России. “Деревья в России высоко не растут”. Такая этнографическая ботаника. И вот тут “святые Руси” уже не помогают, не учат. Не умеют, не знают. На вопрос, “как работать, как сообща строить”, вся святость Руси, ее былая святость, ее историческая святость – ничего не отвечают.
Молчат.
И никто не умеет сказать: “Как же”…
Вот где горе. Вот узел всех запутанностей России.
Музыки труда не началось в России. Мы жили, точнее, – были: и создали удивительный идеал быта, этой “были” своей, “былого” своего. Он удивителен, этот наш быт, у помещиков, у хороших крестьян, у многих в духовенстве. Пушкин, Тургенев, Толстой, Гончаров увековечили это святое “жили-были” русской земли…
Но русский человек в трудах, в обязанностях, в долге, в службе?..
Петр, один Петр, дал этому пример: но умер – и оставил пустое поле за собою.
Опять после него пошло “жили-были”…

***
Однако времена меняются. И вот уже 70% российских старшеклассников мечтают “отдохнуть от милого отчества”.

Да вот одна беда:

Nothing comes out of the sack but what was in it.