Архив месяца: февраля 2017

Это – зеркало

  Автор:
  120

   

Однажды я прочла где-то смешную фразу:

"Он никогда бы не влюбился, если бы не прочитал об этом в книжке".

Эта фраза засела у меня внутри, и долго сидела, пока до меня не дошло, почему Грибоедов своё "Горе от ума" назвал комедией.

Чацкий! По первоначальному замыслу фамилия главного героя должна была быть Чадский.

Но, похоже, Грибоедов счёл, что это будет слишком откровенно. Чадский всё больше умные вещи говорит, а ЧАД от его речей должны почувствовать читатели и зрители сами, без подсказки, и конечно, не в седьмом классе массовой школы.

Все другие фамилии в комедии говорящие. И имя Софья выбрано было не случайно. Софья – должна была быть мудрой.

И всё же подсказки есть.

В одном из писем Вяземскому Грибоедов пишет о собратьях по перу:

"и сочиняют – враньё, и переводят – враньё".

А это Фамусов говорит о Чацком:

     "Не служит, то есть в том он пользы не находит,
      Но захоти – так был бы деловой,
      Жаль, очень жаль, он малый с головой,
      И славно пишет, переводит"…

Но какова интрига! И сколько копий сломано в бесплодных спорах о том, действительно ли Чацкий так уж умён.

Конечно, умён, да не просто. Он идол, сам себе кумир. Он стал им задолго до того, как вернулся в дом, где провёл детство и юность.

Если мы очень внимательно прочтём весь текст комедии, то мы не обнаружим в Чацком ни одного намёка на человеческие чувства. Ни благодарности людям, которые его вырастили, ни любви к Софье, кроме слов, и ничего другого, кроме желчи и яда.

Про таких людей Бернард Шоу сказал: "Они хотели бы любви, но она им не нужна, они хотели бы любить, но неспособны к ней".

Женская интуиция Софью не подвела, и Чацкий, с которым вместе она выросла, был отвергнут.

Ни одно произведение искусства не могло бы стать мировой классикой, если бы его можно было воспринимать однозначно. И до сих пор всё спорят театральные режиссёры, ставящие "Горе от ума" на сцене, умён Чацкий или глуп. Это – зеркало.

Кстати, Данте своё путешествие из ада через чистилище в рай тоже назвал комедией, только божественной.

Но лучше всех "закамуфлировался" Шекспир, назвав сонетами свой главный труд, чтобы никто ни о чём не догадался. И всё получилось. До сих пор умники головы ломают, что там такое?

А мы идём дальше и сегодня уже читаем десятый сонет Великого Барда. Жизнь продолжается.


 

Те же чувства, и то же сердце

  Автор:
  142

   

Я долго искала ответ на вопрос, что имел в виду Академик Щерба, когда он настаивал на идее ввести в языкознание раздел: отрицательный языковый материал или так не говорят. Интересно, что в разных статьях и диссертациях об академике нет ничего определённого о том, что именно он имел в виду.

Говорится только что-то невнятное о детских ошибках. Известно только, что учёное сообщество отвергло эту его идею. А у меня как засела эта идея в голове, так и сидит. Как же всё-таки работала мысль выдающегося учёного? И чего испугалось учёное сообщество?

А испугалось это сообщество, которое очень хорошо поняло, о чём говорил академик, того, что вот-вот пошатнётся их благополучное и сытое существование.

Он говорил о бессмысленных, пустых текстах, которыми наполнены наши учебники и научные работы диссертантов. Но не критиковал их прямо, а пытался внести смыслы в учебный материал, думая, что они увидят его работу, и всё поймут.

Но не тут-то было.

Впрочем, это долгая история. А я вспомнила её в связи с Шекспировскими сонетами. Слава Богу, что никто не может мне помешать обратить внимание наших читателей на то, что у Шекспира бессмысленных текстов нет. Всё дело в умении сосредоточиться и ухватить смысл.

Я сейчас вспомнила Мандельштама, его гениально-остроумную мысль, как можно проникнуть в душу поэта.

     Татары, узбеки и ненцы,
     И весь украинский народ,
     И даже приволжские немцы
     К себе переводчиков ждут.

     И, может быть, в эту минуту
     Меня на турецкий язык
     Японец какой переводит
     И прямо мне в душу проник.

                                Ноябрь 1933

С русского на турецкий переводит японец. Это заставит его предельно сосредоточиться и проникнуть в суть. Потрясающе! Нужно только, чтобы в жизненном опыте этого японца, переводящего Мандельштама с русского на турецкий, были те же чувства и то же сердце, что и у великого поэта.

А для нас самое главное сейчас – суметь сосредоточиться и смотреть в корень, там мы найдём мысль и не одну.

                                                      *   *   *

Итак, мы читаем девятый сонет Шекспира. На этот раз это обращение к женщине-вдове.

Самое главное – найти опорные слова, на которых держится каждая фраза.

Is it for fear to wet a widow's eye
That thou consum'st thyself in single life?

     consum – истреблять, уничтожать

Ah! if thou issueless shalt hap to die,
The world will wail thee like a makeless wife;

     issueless – беспроблемно, бездарно

The world will be thy widow and still weep,
That thou no form of thee hast left behind,

     no form of thee – не создать себя

When every private widow well may keep,
By children's eyes, her husband's shape in mind:

     husband's shape – образ мужа (творца)

Look what an unthrift in the world doth spend
Shifts but his place, for still the world enjoys it,

     an unthrift – расточительность

But beauty's waste hath in the world an end,
And kept unused the user so destroys it:

     destroys – уничтожать, убивать

No love toward others in that bosom sits
That on himself such murd'rous shame commits.

     murd'rous shame – смертельный стыд

P.S.

Мы с Надей тоже вдовы без мужей. Но мы взмолились, и Творец нас принял. Мы жизнь свою бездарно не проводим.

As every private widow well may keep, by children's eyes, our husband's shape in mind.

И каждое слово нам здесь понятно и нами выстрадано.

    And love toward others in our bosoms sit.


 

Классика вечна

  Автор:
  178

   

Если человек в каких-нибудь дебатах, политических или даже научных, произносит фразу, "как все думающие люди, я…" и дальше говорит всё, что ему заблагорассудится, заранее отделив себя от тех, кто вздумает с ним не согласиться, то ни один здравомыслящий человек с таким думающим вступать в полемику не станет никогда.

Но кто-то обязательно вступит, как будто только этого и ждал. Это мы можем наблюдать каждый день.

Когда наш Спаситель произнёс своё последнее слово: "Свершилось!", написано, что "завеса в храме разодралась надвое сверху донизу и земля содрогнулась". Мир покачнулся, но устоял.

С тех пор как завеса разодралась надвое, появились люди не только "думающие", но и видящие. И среди видящих, само собой, были Его ученики. С тех пор, как рассеялись они по всей земле, их становится всё больше и больше.

Итак, мир разделён на думающих и видящих. Видящие видят, думающие думают.

Я раньше всё пыталась понять, почему так мало людей понимают поэтические тексты. Не просто зарифмованные строчки, а истинно поэтические, достаточно сложные тексты.

Но об этом нельзя думать, это нужно увидеть раз и навсегда. Поэтический текст нужно увидеть четырьмя глазами, двумя нашими и двумя Другого. Они представляют собой новую, особую систему видения, внутреннее такое стерео, о котором английский язык говорит unspeakable, невыразимый, несказанный.

Такое видение и появляется у людей, ставших одним целым, каким они и были до того, как ослушались Отца своего. И вот они снова пришли к Нему, чтобы уже никогда Его не оставлять.

И почему-то я вспомнила сейчас стихотворение Роберта Фроста, которое мы читали не один раз: "The Road Not Taken".

Вот его последние строчки:

     Two roads diverged in a wood, and I–
     I took the one less traveled by,
     And that has made all the difference.

Мне до сих пор не даёт покоя название этого стихотворения: "The Road not Taken". Но теперь я поняла, что об этой дороге, less traveled by, нельзя думать, по ней можно только идти и тогда всё увидишь.

Людей, идущих по этой дороге, называют воинами. И мы тоже воины, и поздравляем всех с праздником защитников отчества, к коим и мы тоже причислены.

А закончу я свой сегодняшний опус загадкой, не имеющей отношения к делу, а, может, имеющей, не знаю.

Случайно мне попалась английская поговорка:
    If it ain’ t broke, don’t fix it
.

Смысл её прост: если не сломано, не чини. Если, к примеру, рука не сломана, гипс, не нужен.

   

Поговорка, она, ведь, не так уж и проста, на все случаи жизни годится.

Например, решили реформировать систему образования. Только на моей памяти её реформировали трижды. И я слышала, как наш директор кричал с пафосом с трибуны: "Мы эту реформу сделаем".

Но, кроме ЕГЭ так ничего и не придумали.

Может и правда, if it ain’ t broke, don’t fix it.

Новое вырастет само, придёт время, главное, не топтать росточки.

В наших словарях эта поговорка переведена так: Лучшее – враг хорошего.

И это значит, что классика вечна: Хотели, как лучше…

На этом я прощаюсь с вами до субботы, и мы вновь обратим свой взор на Шекспира.