Архив: 06.01.2018

Про бодливую корову

  Автор:
  98

    
      Cussed cows have short horns.

Все знают, что любая поговорка – это про людей. Главное – её к месту употребить.

Болтливый, вздорный человек, цепляющийся по пустякам, подобен бодливой корове, да только рога у неё коротки.

Есть множество поговорок и афоризмов о пользе молчания.

А я вам приведу афоризм Блеза Паскаля о молчании, который можно считать образцом очень короткого гипертекста. Здесь смыслы торчат из каждого слова в разные стороны.

Silence is the greatest persecution; never do the saints keep themselves silent.
Молчание – величайшая тягота (persecution); никогда святые не молчат.

Вы удивитесь, а как же обет молчания?

Обет молчания – запрет на собственные мысли и слова, которые так и лезут в голову. Помочь этому может только молитва. (Так углекислый газ, закачанный в солёную воду, вытесняет воду, не смешиваясь с ней. )

Научиться устойчивой молитве можно при насущной необходимости. Человек умирает большей частью от страха. Молитва изгоняет страх смерти.

Последнее слово, которое сказал Спаситель на кресте, было слово: "Свершилось".

Последние слова умирающего Гамлета: "The rest is silence". Оставшееся – молчание!

   rest – это ещё и покой, и отдых

Говорят, что Шекспир в лице Гамлета оставил нам неразгаданную загадку, которую всё ещё пытаются разгадать.

Вспомним октаву и вернёмся назад к началу трагедии "Гамлет", к его знаменитому монологу "To be or not to be".

Гамлет должен был отомстить за убийство отца, он обещал. И он вынужден был выбрать to be и погибнуть.

Вот он держит в руке череп Йорика, королевского шута и скомороха.

    

Давно Йорик предан забвению, канул в вечность. Так переводится выражение pass into silence.

А Спаситель наш выбрал not to be. И жив!

Где череп Спасителя нашего, который искали, да не нашли?

Всё очень просто. Он не канул в вечность, не предан забвению. Дух Его живёт в нас.

Не в памяти живёт, а в теле его учеников. Ученики уйдут, как ушли Апостолы, но останутся. Придут другие и тоже останутся. Дух, который в нас, непобедим. И Он везде.

"Дух дышит, где хочет, и голос Его слышишь. И никто не знает, откуда Он приходит, и куда уходит. Так бывает со всяким, рожденным от Духа". (Ин.3:8)

А ученики рогатого князя мира сего умирают внезапно, в этом всё дело.

Они умирают, а мы рождаемся в молчании, в молитве, и наше молчание куплено дорогой ценой.

Silence bought at a high price.

В молчании умер Шекспир, а мы его слышим. И другие будут слышать.

Многие возмущаются, почему это их называют глухими и слепыми?

А я им – загадку. Когда вы упрекаете мужа или сына словами: "Врёшь без зазрения совести!", это, о каком зазрении вы говорите? Не о том ли, что находится за зрением?

А за зрением находится то, что открыто только любящему, а не лукавому сердцу.

Великий русский язык!

А мы вернёмся к началу нашего сегодняшнего разговора.

Silence is the greatest persecution; never do the saints keep themselves silent.

Никогда святые не молчат! Если только сердце наше хочет их услышать.

И все они Сыновья Единого Бога!

    

А я прощаюсь с вами до новой встречи!