Архив: 17.04.2018

Смерть! Где твоё жало?!

  Автор:
  33

"Послушать иных, так можно подумать, что богач не может быть счастлив, пока не сделает несчастными нескольких бедняков, раздав им все свои деньги".  Лоуренс Питер

  
     Лоуренс Дж. Питер

"Принцип Питера, или, Почему дела всегда идут вкривь и вкось".

Сам принцип Питером сформулирован так:

"В иерархии каждый служащий стремится достичь своего уровня некомпетентности".

Я об этой книге Лоуренса Питера и не вспомнила бы, если б на днях не прочла, что генералиссимус А.В. Суворов умер в семьдесят лет от мучительной подагры.

    

Ужасная болезнь, поражающая своей непредсказуемостью и жестокостью. Нападает внезапно, и нет от неё спасения.

Переводится слово подагра как капкан для ног. Написано о ней много, причин не знает никто.

Поразила она и великого полководца.

Во время активных военных действий болезнь отступала, но потом нападала с новой силой.

"Что делать? Хищнице никто противостоять не может", – писал о смерти Суворова Державин.

А ведь был генералиссимус истово верующим, он учил солдат молитве и сам молитвой укреплялся.

Когда же он отступил от веры?

А вот именно тогда, когда он и достиг уровня своей некомпетентности, получив все свои титулы:

Граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799), Генералиссимус (1799).

Фельдмаршал Суворов – великий русский полководец и военный теоретик, не проигравший ни одного сражения, причём все они были выиграны при численном превосходстве неприятеля.

Наш отечественный историк так пишет о Суворове:

"Европейски образованный, знавший пять языков, пробовавший себя в литературе, он с молоком матери впитал вкусы и привычки старой, допетровской Руси – понять его поведение вне традиций русского юродства и балаганной культуры невозможно….

Его судьба неизмеримо выше мелочных дрязг с женой, придворного искательства, от которого Суворов был не свободен, жестокостей и шутовства. Фельдмаршал не зря театрализовал свою жизнь, выстраивая ее как роль – кстати пришлась даже предсмертная опала".

Он тоже думал, "жизнь есть игра, и каждый в ней свою играет роль".

Окончился спектакль, и занавес опущен.

Офелия погибла. Гамлет не воскреснет.

История опять зашла в тупик.

The time is out of joint.

    

Вот мы и пришли снова к Шекспиру.

История обречена ходить по кругу. Давно сказано, "что было, то и будет".

На исторических фактах Шекспир собаку съел.

Он брал сюжеты из истории, которая, как известно, повторяется уже, как фарс.

Но… Евангельская история не повторяется. Она продолжается. Не видят этого только обречённые ходить по кругу, как слепые лошади.

Альберт Эйнштейн, гений XX века сказал: "На свете есть только две бесконечные вещи: вселенная и человеческая глупость. Причём по поводу вселенной я ещё сомневаюсь".

Достигший вершин человеческой иерархии, он тоже был награждён мучительнейшей подагрой, болезнью гениев, от которой и умер.

– Кто же может спастись? – спрашивали люди.

Спаситель же сказал: "Невозможное человекам возможно Богу". (Лк. Гл.18)

"Будьте совершенны, как Отец ваш небесный" . (Мф. Гл.5)

И в истории сюжетов новых нет. "Что было, то и будет," – сказано давно. А люди всё грезят о несбыточном.

Но Апостолы, – неужели придумали всё, о чём свидетельствуют?

Нет, не придумали. Они, Слава Богу, не состоят членами каких либо иерархий, в том числе и церковных.

Они свободны.

Но вернёмся к подагре. Что это за капкан для ног?

Все знают знаменитый афоризм: Движение – это жизнь.

Но, если человек уже стоит на вершине иерархии, куда же ему двигаться? Он в капкане.

Но тело его страдает и сопротивляется. Не хочет памятником себе стоять, хоть и нерукотворным.

И дивно устроен человек.

Крест – это и есть человек. Руки, ноги, тело, голова. И все необходимые векторы.

Потому и говорят, что Спаситель Сам нёс Свой крест.

Стержень внутри. Идёшь внутри себя и выходишь на свободу.

    

Вот Смерть и Воскресение Христа.

И мы совоскреснем с Ним, если будем честны сами с собой.

Диагональная перекладина внизу – движение энергии жизни снизу вверх вдоль стержня.

Всё тело есть крест, который человек несёт сам, жизнь свою выстраивая по законам искусства.

   Резец, орган, кисть! Счастлив, кто влеком
   К ним чувственным, за грань их не ступая!
   Есть хмель ему на празднике мирском!
   Но пред тобой, как пред нагим мечом,
   Мысль, острый луч! Бледнеет жизнь земная
.

                                              Евгений Баратынский

Об этом сонеты Шекспира. И чувственность, и хмель, и мысль.

Его редчайшее умение в нескольких словах нарисовать и глубину, и ширину, и высоту. А нам увидеть.

Я же покажу вам только одну строчку about folly (о глупости).

Это строчка из 66 сонета, который нам ещё предстоит прочесть.

    And folly – doctor-like – controlling skill.

Это – гениальная мысль, что не ум, не разум, не расчёт управляет этим творческим процессом роста у тех, кто сражается со смертью.

Мы только что прочли сонет 40, в котором прослеживается этот путь через ошибки к истинной любви (true love).

Прочтём третью строфу:

     I do forgive thy robb'ry, gentle thief,
     Although thou steal thee all my poverty;

     And yet love knows it is a greater grief
     To bear love’s wrong than hate’s known injury.

Вторая строчка может показаться странной:
     thou steal thee all my poverty;

   poverty – нищета, оскудение
(Постепенно первоначальная яркость чувств оскудевает, и переходит в новую стадию true love, в плоды любви).

Прочтите снова весь сонет.

А я прощаюсь с вами до новой встречи.

И не дай Бог, чтобы ноги ваши попали в капкан.