Архив месяца: июня 2018

ВРЁШЬ!

  Автор:
  36

    

Люди очень любят слушать и рассказывать всякие небылицы, и особенно страшилки. Они их рассказывают безо всякого опасения, что их схватят за руку и скажут: "Врёшь!"

Наоборот, чем ужасней страшилка, тем больше интереса. А уж церковные предания – это сплошь народное творчество.

Например, рассказывают, что Апостолу Павлу отрубили голову или при царе Ироде младенцев побивали камнями. И много чего ещё рассказывают. А учёные до сих пор ищут свидетельств этим событиям. И иногда даже находят. И их тоже никто за руку не схватит. Зачем? Пусть говорят!

There is no smoke without fire. Откуда-то эти предания появились!

Но сам Апостол категорически восставал против суеверий и настоятельно советовал своему любимому ученику Тимофею:

Скве́рныхъ же и ба́бiихъ ба́сней отрица́йся, обуча́й же себе́ ко благоче́стiю (1Тим. 4)

Все бабьи басни дожили до наших дней, и потому наставления Апостола относятся и к нам.

Никакие свидетельства не могут быть верны, кроме слов самого Апостола:

"Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем возлюбившим явление Его" (2 Тим. 4:6-8).

В этой цитате главные слова: "течение совершил, веру сохранил". То есть путь свой закончил, и всё дальнейшее отдаёт в Его руки.

Он сказал то же самое, что сказал Спаситель:
   "Свершилось! Отец, в Твои руки Я отдаю Мой дух!"

И здесь главное слово течение, которое в сорок пятом сонете характеризуется так (Вернитесь к сонету 45):

These present-absent with swift motion slide.
Это присутствие-отсутствие со стремительно скользящим движением.

Вот оно, это течение, которое Апостол закончил у порога Царства.

Церковь мирская полна суеверий, сражаться с ними бесполезно, но учиться отличать правду от лжи необходимо.

Евангелия – это произведение искусства, "художество из художеств", как говорил Павел Флоренский, убитый безбожной властью.

Он тоже был неосторожен, и не стал человеком-инкогнито, как Великий Бард, которого ищут, но найти не могут.

Это и есть мастерство!

Апостол Павел тоже рисковал, пытаясь спорить с мертвецами, но его остановили. (Помните про жало в плоть, дабы он не превозносился чрезвычайностью откровений.)

А мы продолжаем вникать в смертельно опасный процесс скольжения между внешним и внутренним.

И читаем сегодня сонет 46.

Перейти к Сонету 46>>>


 

Претерпевшему до конца

  Автор:
  39

    

Шекспир очень хорошо знал, что его сонеты будут загадкой для современников, и не собирался предавать их гласности.

Но писать их было для него насущной потребностью. Так он прокладывал себе дальнейший путь.

Чтобы сделать следующий шаг, нужно иметь опору. Потому у человека две ноги. На одну опираешься, другую отрываешь и делаешь следующий шаг.

Это знают все.

И каждый предыдущий сонет для Великого Барда был опорой для следующего.

Никто не знает, в какой последовательности он писал их на самом деле. Издатели их все перетасовали по своему разумению.

Но и у Шекспира была волшебная нить, которую он из рук не выпускал.

Издатели и переводчики этой нити не обнаружили. Потому и перепутали, кто есть кто в сонетах Шекспира, тем более, что и сам автор вовсе не собирался открывать кому-то свои тайны.

Мы помним, что в сонете 44 две стихии, сцепленные между собой, преграждают герою дальнейший путь. Это earth and water (земля и вода).

А в первых строчках сонета 45 названы две другие стихии: slight air and purging fire (лёгкий воздух и очищающий огонь).


Слушать Сонет 45>>>

SONNET 45

The other two, slight air and purging fire,
Are both with thee, wherever I abide;
The first my thought, the other my desire,
These present-absent with swift motion slide.

Две другие, лёгкий воздух и очищающий огонь,
И обе с тобой, где бы я ни был.
Первая – моя мысль, вторая – моё желание.
Это присутствие – отсутствие со стремительно
скользящим движением.

For when these quicker Elements are gone
In tender Embassy of love to thee,
My life, being made of four, with two alone
Sinks down to death, oppress'd with melancholy;

Когда эти проворные элементы уходят
в посольство любви к тебе,
Моя жизнь, составленная из четырёх, только два из которых
теснят к смерти унынием.

Until life's composition be recured
By those swift messengers return'd from thee,
Who even but now come back again, assured
Of thy fair health, recounting it to me:

Пока жизненная композиция будет исцелена
Этими быстрыми посланниками, вернувшимися от тебя,
Которые , как и прежде, возвращались снова, уверенные
в твоём безупречном здоровье, подробно переданном мне.

This told, I joy; but then no longer glad,
I send them back again and straight grow sad.

Я радостен; но недолга эта радость.
Я посылаю их снова назад, и тут же вырастает печаль.

                *    *    *    

Многим знакомы эти превратности любви, но немногие их выдерживают. И часто возвращаются назад, когда большая часть пути уже пройдена.

Сказано же, претерпевший до конца спасётся. (Мф. 10:22)
 


 

От тюрьмы да от сумы не зарекайся

  Автор:
  38

"Еще многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить" (Ин. 16:12).

  
   Иероним Босх. Святой Иоанн Креститель в пустыне.

Есть такая шутка: "Когда я достиг дна, снизу постучали". Это действительно смешно, потому что, казалось бы, что может быть ниже дна.

Когда про человека говорят, что он себя исчерпал, имеют в виду, что выгреб из себя всё до донышка.

Выгреб всё – почистился. Уже не будет кормить детей своих тем, что было там, в его запасниках.

Когда мы услышим стук снизу, напрасно спрашивать, кто там. Нам не ответят. Тайна не терпит испытания.

И только Спаситель наш там, конечно, побывал и все тайны нам поведал.

Но поведал тайно только для тех, кто имеет уши.

Об этом сорок четвёртый сонет Великого Барда.

Итак, читаем.

Читать Сонет 44>>>