Архив месяца: сентября 2018

The rest is silence

  Автор:
  51

   

     Все говорят: нет правды на земле.
     Но правды нет — и выше. Для меня
     Так это ясно, как простая гамма.

                        А. С. Пушкин "Моцарт и Сальери"

Интересно, выше – это где?

Человек ответит: "Ясно дело, земля – это здесь, где я стою, а всё, что выше – это небо".

Этот человек делит мироздание на два: низ и верх.

На самом деле делить можно сколько угодно. Мироздание огромно и многослойно.

Но мы делим на три. На три основные части: землянебо, а между ними – поднебесье.

Сказано, "мир лежит во зле". Как он лежал "во зле" испокон веков, так и лежит. Человек живёт в мире зла, страдает, и ничего с этим сделать не может.

И приходит к выводу: "Нет правды на земле". Это сказал злодей Сальери в пушкинской поэме.

Интересно, а что сам Пушкин думал о правде?

Есть ли правда на земле?

Мы уже обращались к языку за ответом. И сразу два языка нам ответили: зло необходимо (Necessary Evel), – говорит английский язык, язык Байрона.

Зло неизбежно, – говорит язык Пушкина.

Когда-то Пушкин начал читать Байрона в подлиннике. Только неизвестно, что он хотел найти у Байрона.

Может ли кто-то убедить нас в том, что зло необходимо?

И снова мы обращаемся за помощью к языку. К русскому слову – убеждать, убедить.

У- бед- ить. Корень слова – бед, тот же, что и в слове беда.

Убедить – заставить принять на веру. Другое дело – слово объяснить. Объяснить – обойти вокруг, как бы обнять, и не оставить ничего неясного.

Объяснить это нельзя быстро, сразу ученик не поймёт. Да и знает ли сам учитель, что всё это значит. Не потому ли так раздражают учителей ученики, задающие вопросы?

Но почему бы ему не взять пример со Спасителя, который говорил ученикам: "многое ещё имею вам сказать, но теперь вы не можете вместить".

Когда ученик обнаружит, что цену имеет только знание, добытое самостоятельно, и это знание изменило его так, что прежнее оказалось ложным, он будет стремиться его добывать.

Но перемены, происходящие с учеником, нравятся не всем, особенно близким.

Как говорил Шекспир, "From fairest creatures we desire increase" (Расширение сознания доступно только самым честным). Только алчущим и жаждущим правды.

Так было, так есть и так будет всегда. Время остановилось.

Есть у Шекспира потрясающая поэма на все времена:

     "The Phoenix and the Turtle"

Мы с ней уже знакомы из программы "Я ещё вернусь".

Могучий Феникс, возродившийся из пепла, и Черепаха, превратившаяся в возлюбленную голубку, дарят нам Чудо Преображения в огне любви.

И это не сказка, это то, что может происходить с нами по благословению свыше.

     The Phoenix and the Turtle
     BY WILLIAM SHAKESPEARE

     Let the bird of loudest lay
     On the sole Arabian tree
     Herald sad and trumpet be,
     To whose sound chaste wings obey.

     But thou shrieking harbinger,
     Foul precurrer of the fiend,
     Augur of the fever's end,
     To this troop come thou not near.

     From this session interdict
     Every fowl of tyrant wing,
     Save the eagle, feather'd king;
     Keep the obsequy so strict.

     Let the priest in surplice white,
     That defunctive music can,
     Be the death-divining swan,
     Lest the requiem lack his right.

     And thou treble-dated crow,
     That thy sable gender mak'st
     With the breath thou giv'st and tak'st,
     'Mongst our mourners shalt thou go.

     Here the anthem doth commence:
     Love and constancy is dead;
     Phoenix and the Turtle fled
     In a mutual flame from hence.

     So they lov'd, as love in twain
     Had the essence but in one;
     Two distincts, division none:
     Number there in love was slain.

     Hearts remote, yet not asunder;
     Distance and no space was seen
     'Twixt this Turtle and his queen:
     But in them it were a wonder.

     So between them love did shine
     That the Turtle saw his right
     Flaming in the Phoenix' sight:
     Either was the other's mine.

     Property was thus appalled
     That the self was not the same;
     Single nature's double name
     Neither two nor one was called.

     Reason, in itself confounded,
     Saw division grow together,
     To themselves yet either neither,
     Simple were so well compounded;

     That it cried, "How true a twain
     Seemeth this concordant one!
     Love has reason, reason none,
     If what parts can so remain."

     Whereupon it made this threne
     To the Phoenix and the Dove,
     Co-supremes and stars of love,
     As chorus to their tragic scene:

     THRENOS

     Beauty, truth, and rarity,
     Grace in all simplicity,
     Here enclos'd, in cinders lie.

     Death is now the Phoenix' nest,
     And the Turtle's loyal breast
     To eternity doth rest,

     Leaving no posterity:
     'Twas not their infirmity,
     It was married chastity.

     Truth may seem but cannot be;
     Beauty brag but 'tis not she;
     Truth and beauty buried be.

     To this urn let those repair
     That are either true or fair;
     For these dead birds sigh a prayer.

                        *  *  *  *  *  *  *  *  *

И пока это может происходить, жизнь на земле не погибнет.

Мы ещё будем говорить о необходимом зле, чтобы человек не озлобился и не перестал искать правду. Только не надо за ней гоняться, иначе она спрячется.

Правда, как и любовь, не терпит огласки.

 И тот же Шекспир сказал:
"The rest is silence"
(Дальнейшее – молчание).
 
Напоминаем
об интересном пополнении
в рубрике
"Высшее самообразование":

              ЗАКАЗАТЬ>>>


 

ЭОЛОВА АРФА

  Автор:
  49

   

Было время, когда люди погружались в глубину, чтобы получить знания. Они читали книги в поисках ответов на свои вопросы. Они хотели знать.

Но настали другие времена. Набираешь вопрос в Интернете, и получаешь ответ.

В какой-то интеллектуальной Интернет-игре был задан вопрос, что это значит, сначала искать на глубине, то есть читать книги, а потом, не найдя там ответов, носиться по Интернету, как по глади морской без погружения.

Задаёшь любой вопрос и получаешь ответ. Но никаких гарантий, что тебе правду сказали, а не солгали, нет.

Не случайно был запрет от Бога на вкушение плодов от древа познания.

    

Да игрокам и не нужна была правда, главное, слова, слова, слова.

А потом эти игроки писали свои книжки на всякие разные темы, выдавая всё это за своё.

Они могут даже преподавать в ВУЗах и иметь учёные степени.

Про них все знают, но молчат.

И молчание бывает разное. Молчание неучей – это одно, а молчание знающих – другое.

А называется и то, и другое одним словом.

Правильно ли это, раз уж мы приняли язык за эталон мудрости?

Одно молчание – зло, а другое – добро.

Как их различить?

Сколько было посягательств на эту тайну, но язык её открывал только тем, кто и жизнь готов был отдать за правду.

Таких людей оказалось очень мало, но всё же достаточно, чтобы правда торжествовала, а ложь вынуждена была замолчать.

Поскольку все языки имели один источник, умные люди решили, что, для того, чтобы в этом убедиться, нужно их сравнить, как мы сравниваем русский язык и английский.

Так появилась наука лингвистика. А у науки должны быть правила, которым нужно неукоснительно следовать.

Однако, после долгих блужданий учёные пришли к выводу, что для различения правды ото лжи, нужны только уши.

    
     Эолова арфа в замке Гогенбаден
     (Эол – мифический повелитель ветров)

Человек – это тончайший инструмент, подобный арфе,
на струнах которой звучит даже дуновение ветерка.

И язык отображает все оттенки чувств, так как тоже использует звуки, как и музыка.

Наука лингвистика может кое-что описать, но истинное положение дел может показать только человеческий голос. Любое фальшивое чувство сию минуту выразится в голосе, как бы ни пытался человек это скрыть.

И сам язык, веками фильтрующий несоответствие звуков и смыслов, верная нам в этом порука.

Главное, не что человек говорит, он может и лгать, а как говорит. И чуткое ухо всегда услышит, правда это или ложь.

Но должен быть эталон, как камертон, по которому мы настраиваем свой голос.

И этот спасительный камертон – Другой голос, который мы слышим, но не знаем, откуда Он приходит, и куда уходит. И когда Он снова появится, мы Его ни с кем не спутаем.

Кого Он изберёт, тот станет Его учеником. А слышит Он голос человека.

Не случайно священники так прекрасно поют.

А мы учимся читать стихи вслух, чтобы получить свою визитную карточку – неповторимый голос.

Сейчас мы читаем стихи Эмили Дикинсон, неповторимые по своему настрою. Она слышала камертон.

Читайте вслух.
Никогда не поздно учиться.
 
Напоминаем
об интересном пополнении
в рубрике
"Высшее самообразование":

              ЗАКАЗАТЬ>>>


 

Мудрость и премудрость

  Автор:
  60

   

"Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста". (Псалом первый)

Не раз я уже цитировала великого изобретателя Томаса Эдисона: "Нет такой уловки, на которую не пошёл бы человек, чтобы избежать умственного усилия".

И с этим надо было что-то делать, как же такого человека учить. И придумали.

С детства человека приучают жить на всём готовом, облегчают ему жизнь исключительно из гуманных побуждений. Знания ему кладут прямо в рот, глотай – не хочу.

И только редкие самородки, вроде самого Эдисона, не позволяют взрослым сделать из себя инвалида (от латинского invalidusбессильный, слабый).

Есть такое домашнее растение толстянка. Его ещё называют деревом жизни. Его нельзя обильно поливать, только наливать воду в поддон, чтобы толстянка корнями добывала себе воду самостоятельно.

И вот современная система образования эпохи ЕГЭ, чтобы облегчить учащемуся жизнь, додумалась до того, что создала некие образовательные стандарты, единые для всех, что избавляет от ненужных проблем и учителей, и учеников, и позволяет ученикам кое-как закончить школу.

Но естественный отбор никто не отменял, и наиболее способные ученики умудряются вырваться из цепких лап системы.

То же самое происходит и в медицине. При наличии определённого набора симптомов, больному назначают лечение согласно созданному медицинскому стандарту, едва заглянув в справочник.

Кто создаёт эти стандарты, догадайтесь с трёх раз.

Конечно, те же самые бывшие ученики, учившиеся по таким же стандартам.

Казалось бы, замкнутый круг?

Но нет, жизнь оказалась умнее. Мы забыли о тех, кто сумел вырваться из порочного круга.

Они не боялись делать умственные усилия. Оказывается, это возможно.

Вспомним Библейскую притчу о талантах. Было условие, что таланты нужно удвоить, а тот, кто зарыл единственный талант в землю, остался ни с чем.

Я долго думала, что значит английская идиома "too clever by half", а додумалась только вчера.

"Too clever by half" – человек, слишком умный наполовину, не удвоил свой единственный талант, и остался ни с чем.

Он пришёл в брачный чертог не в брачной одежде, не скрывая своего самозванства, и даже не подозревая о нём, и был изгнан во тьму внешнюю, где плач и скрежет зубовный.

    

Очень остроумен здесь английский язык: "too clever by half". Человек слишком умный наполовину.

Смешно ли это?

Не очень, если учесть, что говорящий много и уверенно, лжёт, даже не подозревая, как он смешон.

А те, кто в брачном чертоге, удвоил свои таланты, счастливы и веселы, несмотря ни на что.