Архив месяца: ноября 2018

Слышал звон?

  Автор:
  96

    

     Я от жизни смертельно устал,
     Ничего от нее не приемлю,
     Но люблю мою бедную землю,
     Оттого, что иной не видал.
                    Осип Мандельштам

Это какой "иной" он не видал?

Он учился в Сорбонне и в Гейдельбергском университете в Германии. Значит видал "иную" землю.

Что имел в виду Мандельштам?

Конечно, как просвещённый европеец, он не мог, хотя бы намёком, не высказать своего отношения к жизни в мире ином.

И если раскручивать шаг за шагом его путь к своей страшной смерти, не надо было ему касаться опасной темы. Никто, даже советская власть, не была в этом виновата.

Умение молчать – это тоже искусство.

У меня вопрос:

Можно ли в наше время встретить человека, который, уже пожив достаточно на нашей грешной земле, мог бы сказать, что он НЕ устал от жизни.

Статистика пыталась выяснить, каково процентное соотношение тех, кто НЕ устал от жизни, и тех, кто устал. Выяснили, что 2% к 98%.

Но далеко не всех могла охватить вездесущая статистика. Есть люди, которых как будто нет вовсе. Их никто не видит. Это люди инкогнито. На самом деле их много, но они в подобных опросах не участвуют.

И живут они в мире ином. Сказано о нём, уже очень давно, ещё до рождества Христова, что "мир этот внутрь нас есть".

Представляете себе, как он, мир этот, постепенно внутрь нас проникает, и занимает, наконец, всё пространство. А всё, что там было до этого, он вытесняет, чтобы царству было, где развернуться.

А там уж точно не до скуки.

Шекспир, который нас уже давно сопровождает, всё об этом ином мире знает, читать нам его – не перечитать.

Можно ли о существовании этого мира людям рассказывать? И не просто рассказывать, но и пытаться убеждать их в этом.

Об этих людях, любителях кого-то в чём-то убеждать у нас говорят:
    "Слышал звон, да не знает, где он".

На этот вопрос отвечает русский язык. Слова убеждать, убедить к беде ведут.

В мире ином, никто никого ни в чём не пытается убедить. Убеждения – это тупик, а в мире ином тупиков нет. Простор и свобода.

Не нужно ждать, пока тебя в землю закопают, мир иной он в сердце нашем, и нигде больше его не может быть.

Никто не стремится в этот мир иной специально, но это случается с людьми, которых Шекспир называет "fairest creatures" (честнейшими созданиями). Сонет первый.

Fairest – это даже не честный, а прекраснейший.

Но это не та честность, когда человек правду-матку всем в глаза режет, типа умный самый.

Таких увлекательный английский язык называет"too clever by half". И это не просто фигура речи.

Действительно, в мир иной человек может попасть только в паре, но не с той, с которой он на кухне сидит и говорит, как он "устал от жизни", а с которой двое become one (становятся одним целым).

И не важно, какого они пола, возраста, цвета кожи, и в каком веке они жили.

Шекспир и не думал об этом, когда писал свои сонеты. Он писал воображаемому собеседнику, а нашёл реального, и не одного.

А любитель говорить да убеждать из брачного чертога изгоняется "во тьму внешнюю, где плач и скрежет зубовный".
 

До встречи во вторник, дорогие наши читатели.

Будем читать сонет 61.

Good bye!


 

Хорошее лицо

  Автор:
  89

    


Есть такая английская поговорка:
     A good face is a letter of recommendation.

Редко, кто сейчас так говорит: хорошее лицо. Да и лиц хороших стало мало, всё больше хмурых, озабоченных, неприветливых. И это не зависит от того, на машине человек ездит или пешком ходит.

Лицо человека – действительно, его лучшая рекомендация, в которой написана вся правда о нём , хочет человек этого или не хочет. Если и заботиться о чём-то человеку, так это о своём лице.

Однако человек своего лица не видит, даже в зеркале. Там – маска, а лицо появляется, когда человек начинает говорить что-то другому человеку. Можно по нескольким словам узнать, кто перед тобой.

Но люди слепы и глухи. Потому и живёт театр.

    

Говорят, что лучшие умы в течение пяти веков пытались выяснить, зачем Шекспир написал трагедию "Гамлет".

Когда речь идёт о Шекспире, неизменно употребляют слово тайна.

А там где тайны, там и любопытные носы.

Любая новая постановка "Гамлета" – и всегда переполненные залы. Если бы трагедия эта действительно была вздором, как утверждал Лев Толстой, никто бы и ходить не стал в театр.

"Публика – дура, но её не обманешь" .

А ларчик просто открывался. Он и не был заперт.

    

Однако этот ларчик с тайником.

И как давно сказано: "всё тайное становится явным".

Вот и с Фениксом давно разобрались, но только не критики, не комментаторы и не переводчики, те, которые по долгу службы должны были это сделать.

"Должны, да не обязаны", как дети говорят.

И во всём виноват Шекспир.

"The Phoenix and the Turtle". Это тоже он. Сказочная история о том, как черепаха, перевоплотилась в голубку, и вместе с бессмертной птицей Феникс отправилась в мир иной.

Никому не возбраняется писать сказки.

Однако некоторые и сейчас отправляются в мир иной, не сообщая об этом даже своим домашним, напрасно пытающимся безумцев урезонить.

Но они только блаженно улыбаются.

Вот и сказка о чудесах в Зазеркалье давно написана.

А попробуйте заглянуть за зеркало, там действительно ничего нет.

"Nought"!

Вот Гамлету является призрак его отца, Короля Дании, который сообщает сыну, что он был отравлен ядом, влитым ему в ухо.

А вам разве никто не вливал "яд в ухо", когда сообщал убийственную для вас новость?

   

Говорят, что Гамлет действовал, как безумец?

Вовсе нет. Не было человека более хладнокровного, решительного и изобретательного.

Разве никого не удивляет, что рядом с ним от первой до последней минуты был философ Горацио, его университетский товарищ, который в трагедии не играет решительно никакой роли?

Всё открывается в последнем их диалоге. В нём вся соль. Увидите.

Финальные слова Гамлета ("dying voice") для Фортинбраса, принца Норвежского, который и встанет во главе прогнившего королевства.

"Расскажи ему не всё (more or less), – говорит Гамлет, – если будет настойчиво спрашивать о случившемся".

Об остальном молчи. (The rest is silence).

Об остальном – это о чём?

Гораций был тем самым заслуженным собеседником, с которым Гамлет не спорил.

Он его любил не как любят женщину, мечтающую заполучить возлюбленного в собственность, а как единоутробного брата.

Нет, никто здесь больше не погибнет.

Остаётся только восхищаться, с какой изобретательностью обвёл Шекспир всех критиков вокруг пальца.
Он никому не грозил, и никого не учил.

"The time is out of joint: – O cursed spite,
  That ever I was born to set it right!.."

    

Как Шекспиру удалось нам поведать об этом? Открою вам тайну.

"Гамлета" нужно читать не в переводах, а в подлиннике, как мы читаем сонеты.

Не все, конечно, читают, но не для всех и написано. А только для алчущих и жаждущих правды.

"Гамлет" не подлежит переводу. Но, как говорит народная мудрость: "охота пуще неволи".

И философам не возбраняется чужие слова перевирать.

Но не таков Гораций, этот тайный и невидимый герой.

Всё снова переворачивается с ног на голову.
"Что было, то и будет".

И если им удалось остаться вдвоём в "прогнившем" королевстве и не погибнуть, то и Слава Богу.

Hamlet

O, I die, Horatio;
The potent poison quite o'er-crows my spirit:
I cannot live to hear the news from England;
But I do prophesy the election lights
On Fortinbras: he has my dying voice;
So tell him, with the occurrents, more and less,
Which have solicited. The rest is silence. (Dies)

Horatio

Now cracks a noble heart. Good-night, sweet prince;
And flights of angels sing thee to thy rest.

Конечно, я не буду переводить их диалог. Только помогу чуть-чуть (всё это есть в словарях).

У кого есть глаза и уши, тот уразумеет.

die – исчезать, исчезнуть
potent poison – мощное влияние
o'er-crows my spirit – возликовал мой дух
prophesy – пророчить, предсказывать, ясновидение
election lights – предопределённый источник света
occurrents – явление
solicit – требовать, выпрашивать

Случилось ли преображение Горацио, как это случилось с черепахой?

Конечно, случилось. Ведь пара в мир иной уходит вместе, и будут вместе: "ты во мне, а я в тебе".

Как у Лорки: Мой друг сказал мне, пойдём к твоей возлюбленной на могилу. Я ответил, разве есть другое место для моей возлюбленной, кроме моего сердца?

The rest is silence.
 


 

О здравомыслии

  Автор:
  70

    

На конкурсе "Голос" один из наставников говорит только что закончившей своё выступление участнице: "Вы верно спели все ноты, но в этой песне нет нот".

И два наставника встают и вместе с участницей исполняют ту же песню как бы без нот, и мелодия ожила и зазвучала.

Чудо искусства свершилось.

Так же и сонеты мы можем услышать как музыку без слов.

Это невозможно объяснить, но это может случиться. Я долго пыталась понять, почему у одних дирижёров оркестр грамотно играет нотный текст, а у других тот же оркестр ту же музыку для той же публики играет так вдохновенно, что зал замирает.

Это и есть то самое nought, о котором писал Шекспир.

Человек поднимается над обыденностью, устремляется душой вверх, и вырывается из плена.

Пережив это, никто уже никогда не станет прежним.

Говорят, что человек, который живёт, опустив голову, как будто ищет что-то, живёт под ногами.

А человек, который выглядит так, как будто он это уже нашёл, живёт над головой. Если что-то зацепит, то уже не отпустит.

Сонеты Великого Барда – это то самое чудо искусства, которое не отпускает.

Остальное – дело труда и терпения. Но именно этим людям дано попасть в иной мир, в то самое Зазеркалье, которое открыл нам математик и сказочник Льюис Кэролл. Это и есть "nought", в котором одни находят ВСЁ, а другие – ничего.

Это дети, которые обожают "Алису в стране чудес". Среди них есть и взрослые не от мира сего. Пока эти люди есть, мир будет спасён от разрушения.

Вырастить человека – это не Вавилонскую башню построить. Непросто будет его разрушить. Но пытаться будут, пока не увидят, что разрушить его невозможно. Он уже там, где достать его не сможет никто. Что возьмёшь с блаженного!

Вот вам и "загробная жизнь".

И что с этим делать?

А не слушать никого. Верить только собственным ушам и глазам. Если кто-то попытается вам объяснить, что нужно увидеть на стереокартинке (фантомашке), ничего у него не получится, пока человек сам не схватит момент истины.

Отсюда и слово mistake (отсутствие хватки). Нужно научиться одновременно быть сконцентрированным и расслабленным.

Так же, как непросто научиться кататься на велосипеде. Нужно одновременно двигаться и оставаться в покое.

Если здравомыслие нас не оставляет, то в жизни ничего мистического нет. Чтобы не допускать ошибок, нужно бодрствовать, а не мечтать.

А главное помнить, что над головой крыши нет.

    

Ещё о здравомыслии.

Есть известное всем выражение: "О мёртвых либо хорошо, либо ничего".

"В нашей культуре так принято,"– сказал вчера кто-то из наших политических комментаторов.

Но в жизни это совершенно не так. И лукавые политики добавили к этому выражению продолжение.

Получилось: "О мёртвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды" (как будто правда им известна).

Хитрость политиков заключается в том, что, если их что-то не устраивает, они легко подтасовывают факты, уверенные в том, что за руку их никто не схватит. Поди докажи, что правда, а что ложь в прошлой жизни мёртвых, то есть покойников.

А если и начнут доказывать, то нагромоздят новые горы лжи, которые вообще потом никто не разгребёт.

Поэтому здравомыслящие люди о политике вообще ни с кем не говорят. И думать о ней не хотят, помня про наказ "не есть плодов с дерева познания добра и зла." Это всё чужие домыслы, а здравомыслящие люди привыкли мыслить самостоятельно, и доверять только своим глазам и ушам.

Мёртвый для здравомыслящего человека – это не тот, кого в землю зарыли, а кто чужие мнения выдаёт за свои. Потому здравомыслящий человек ни с кем и никогда не спорит, считая молчание лучшей политикой. Сколько сил он при этом сбережёт для дела.

Мы продолжим читать Шекспира во вторник.
Следующим будет сонет 61.

А я прощаюсь с вами до новой встречи.