Архив: 02.04.2019

Отдай меня!

  Автор:
  28

    

Жизнь – очень опасное приключение. Особенно, когда речь идёт о любви.

Жил в 17 веке такой немецкий врач Пауль Флеминг, который умер от пневмонии в тридцать лет.

И ещё он был поэтом. Все поэты, конечно, очень "душевные" люди, когда дело касается любовной страсти.

Случайно ли Евангелия называют сатинской, бесовской именно душевность.

Все знают, что случается с "душевными" поэтами после того, как они удовлетворят свои страсти.

Недаром Тютчев, сам поэт, взывал:

     Не верь, не верь поэту, дева;
     Его своим ты не зови –
     И пуще пламенного гнева
     Страшись поэтовой любви!

Недуг любви, говорят, неизлечим?

Неизлечим, если лечиться у доктора Фрейда.

Но Пауль Флеминг сам был врачом и имел медицинское образование.

Прочтём сейчас его стихотворение, которое всё нам и объяснит.

     НА ЕЕ ОТСУТСТВИЕ

     Я потерял себя. Меня объял испуг.
     Но вот себя в тебе я обнаружил вдруг…
     Откройся наконец, души моей обитель!
     Сколь тяжко мучаюсь я — горестный проситель,
     Сколь омрачен мой дух, вселившийся в тебя!..
     Казнишь влюбленного?.. Что ж. Он умрет, любя.
     Но от себя меня не отдавай мне боле!
     Я пересилю смерть, твоей согласно воле!..
     Что спрашивать, куда заброшен я судьбой?
     И нет меня во мне, когда я не с тобой.

На самом деле несчастный врач умер от любви как раз именно такой, которую он описал в своём стихотворении.

Умер он по дороге к своей возлюбленной, с которой был обручён.

Причина смерти – пневмония.

Но его убила не пневмония, а отсутствие воздуха, отсутствие свободы, которую он думал обрести, освободившись с помощью женитьбы от своего недуга.

Увы, увы. Недуг любви – в жажде обладания, а предмет его страсти требовал жениться.

История стара как мир.

И в современном мире есть такие страсти, смерти и самоубийства от любви.

Но любить, как Данте, мало, кто может, потому что в его спасении от самого себя Беатриче принимала самое непосредственное участие.

Это была взаимная любовь. Беатриче спасала его, как Ева спасала Адама.

Какое замечательное слово – взаимный!

Взял взаймы – удвой, а долг верни, как в притче о талантах.

Чтобы удвоить, нужен второй, а чтобы спастись – Третий. А он всё хочет себе, любимому.

Сказано же, что потеряешь и то, что имеешь. Но разве глухой слышит?

Кстати, Флеминг переводил псалмы Давида, удивляясь наверное, что такого дивного Давид обнаружил в своём устройстве, когда писал:

     "Я дивно устроен".

Но это Богом он был дивно устроен, а врач Пауль Флеминг точно знал, как человек "устроен".

Вряд ли и современный врач захочет узнать, что на человека, способного любить, ещё нужно долго учиться и иметь для этого хорошего учителя. Шекспира, например.

Но человек глух, слеп и болен. Но при этом – лечит других. Наш бедный поэт был именно таким врачом, несчастным и слепым.

Спасение в теле, где два в одном. И что тут думать "материалисту"?

Там, где два в одном, без Третьего не обойтись, но влюблённый не хочет ни с кем делиться.

И вот результат – смерть от "любви"!

А я прощаюсь с вами до новой встречи!