Архив: 16.04.2019

Осадок

  Автор:
  38

    

В русском языке нет такого разнообразия смыслов и оттенков понятия осадок, как в английском.

Когда человек говорит, что на душе у него остался неприятный осадок, это значит, что он пропустил удар, и кто-то пробил брешь в его защите.

Защита – это не медные латы. Защита – это, когда ты оставил без ответа сознательно или бессознательно нанесённый тебе удар.

Поэтому, наверное, люди ходят, не глядя на встречных, хмурые и неприветливые, не дай Бог кто-нибудь сглазит.

Есть многое на свете, что и не снилось нашим мудрецам.

Приходит человек домой, а у него начинают глаза отекать. Кто-то не так посмотрел. И в английском языке есть такое слово – сглазить.

Что значит пробить брешь в защите? Почему некоторые люди боятся даже взглянуть на чужого ребёнка, чтобы не вызвать гнев родителей.

Главная защита человека – это его настоящая доброжелательность к миру.

Никакой сглаз не страшен, когда с тобой всегда крест и молитва.

Но откуда осадок на душе, если ничего не произошло?

Любая информация, не встраивающаяся в нашу систему ценностей, может нарушить систему защиты.

Есть люди, которые ни с кем не общаются, ничего на читают, берегут себя.

А мы им предлагаем Блейка почитать.

     Infant Sorrow
     Наследник Скорби
     by William Blake

    

Прежде, чем понять смысл любого текста, особенно стихотворного, нужно выяснить доподлинно значение и смысл любого слова в этом тексте.

Значений слово может иметь множество, смысл его в тексте мы вычитываем из контекста.

Инфант (инфанта) — титул принцев и принцесс королевских домов.

Непростой мальчик родился у матери с отцом, а Наследник Скорби.

И речь ведёт в этом стихотворении сам наследник от первого лица.

     My mother groand! my father wept.
     Into the dangerous world I leapt:
     Helpless, naked, piping loud;
     Like a fiend hid in a cloud.

     Struggling in my fathers hands:
     Striving against my swaddling bands:
     Bound and weary I thought best
     To sulk upon my mothers breast.

                    *     *     *

     My mother groand! my father wept.
     Моя мать стенает! мой отец рыдает.
     Into the dangerous world I leapt:
     В опасный мир я выскочил:
     Helpless, naked, piping loud;
     Беспомощный, загадочный, громко вопящий;
     Like a fiend hid in a cloud.
     Как бес, скрывающийся в облаке.

     Struggling in my fathers hands:
     Борясь в руках моего отца:
     Striving against my swaddling bands:
     Вырываясь из свивающих меня пелён:
     Bound and weary I thought best
     Связанный и уставший Я думал лучше
     To sulk upon my mothers breast.
     Дуться (сердиться), на материнской груди.

                 *     *     *

Да, в чувстве юмора нашему инфанту не откажешь

И в завершение своей работы я не могла не заглянуть в перевод Маршака.

Но, вместо скорбящего инфанта, я обнаружила хулигана-самоубийцу (enfant terrible), только потому, что переводчик не знал, что ему делать со словом upon.

Никак оно не вписывалось в его версию. И он его просто выбросил, не долго думая.

И смысл получился прямо противоположный. Жаль, что нельзя предъявить этим переводчикам судебный иск.

Невежество неподсудно.

Но, если бы я оставила без ответа этот переводческий пассаж, у меня точно бы остался осадок, как от невыполненной работы.

Древние говорили: "de mortis out bene out nigil".

Мёртвые не те, кто в могиле лежит, а те, кто живых не слышит, и даже просто не умеет читать.

Но сделав свою работу, поскольку я за неё взялась, я осталась довольна и спокойна.

Оставайтесь с нами.