Архив: 08.06.2019

Всё тайное становится явным

  Автор:
  60

    

Наши русские мужички после баньки выходят посвежевшие, помолодевшие и говорят:

     "Уф, как заново родился".

Это он тело своё попарил, все поры открыл, и тело задышало. Хорошо!

Но заново он родился не по-настоящему и ненадолго.

А можно по-настоящему. Только это не так просто, как в баньке попариться. Но тогда вас и мама родная не узнает.

Спросит, "кто это к нам пришёл?"
А он в ответ: Да это же я!
А мама: "Не может быть!"

Вы, конечно, не будете маме рассказывать, что вам пришлось претерпеть, пока вы зрели, чтобы родиться.
И вот, наконец: "Свершилось!"
Вы теперь – человек инкогнито.

По-русски говоря, неузнанный субъект, почти что неопознанный объект. Прилетает, откуда, неизвестно, и улетает в неизвестном направлении. И никто не знает откуда он прилетел и куда улетел.
Но при этом голос его мы слышим.

Сейчас услышим.

https://www.youtube.com/watch?v=zabEpuSJ2Xo

     Sonnet 66

Tir'd with all these, for restful death I cry,
As, to behold desert a beggar born,
And needy nothing trimm'd in jollity,
And purest faith unhappily forsworn,
And guilded honour shamefully misplaced,
And maiden virtue rudely strumpeted,
And right perfection wrongfully disgraced,
And strength by limping sway disabled,
And art made tongue-tied by authority,
And folly (doctor-like) controlling skill,
And simple truth miscall'd simplicity,
And captive good attending captain ill:
     Tired with all these, from these would I be gone,
     Save that, to die, I leave my love alone.

                            *   *   *

Но он, чтец этот, – не человек инкогнито.

Человек инкогнито – тот, кто написал этот сонет.

Знаменитый сонет 66 by William Shakespeare.

Кто только его не переводил, кто не читал его с пафосом или без пафоса.

Но только взяв в руки подлинный шекспировский текст сонета, а до этого почитав переводы и комментарии, мы хватаемся за голову: "Боже, до чего же обмельчало человечество".

А ведь он всех предупреждал.

Не может быть, чтобы все утратили слух. А в Древней Греции со слухом у тех, кто подобные вещи читал, было всё в порядке.

Но и мы не лыком шиты. И мы соберёмся с духом и начнём читать осторожно.

По строчечке будем разбираться в том, что же нам оставил Великий Бард.

Это он про нас всё написал, про то, что было, есть и будет.

Всего четырнадцать строчек. Не так уж много. Надеюсь, осилим.

SONNET 66

1.Tir'd with all these, for restful death I cry,
    Уставши от этого всего, об успокоительной смерти я молю.
   
(это не всамделишная смерть, временная, пока он зреет)

2. As, to behold desert a beggar born,
   Как наблюдать бесплодие рождённой нищеты
  (Это только у тех, кто жаждет обнищать духом, дух не бесплоден)

3. And needy nothing trimmed in jollity,
    И ни в чём не нуждающиеся убогие в веселье

4. And purest faith unhappily forsworn,
    И чистейшая вера к несчастью отрекаемая

5. And guilded honour shamefully misplaced,
    И позолоченная честь постыдно неуместная

6. And maiden virtue rudely strumpeted,
    И девы добродетель грубо проданная

7. And right perfection wrongfully disgraced,
    И право совершенства неправомерно опозоренное

8. And strength by limping sway disabled,
    И сила хромыми (инвалидами) искалеченная

9. And art made tongue-tied by authority,
    И искусство сделанное косноязычным властью

10. And folly (doctor-like) controlling skill,
     и глупость (доктор, так сказать) управляющая мастерством

11. And simple truth miscall'd simplicity,
      И простая правда обозванная наивностью

12. And captive good attending captain ill:
     И пленённое добро присутствующее при управлении болезнью

13. Tired with all these, from these would I be gone,
     Устав от этого, от этого я хотел бы быть ушедши
     (уйти на время, но продолжать, присутствовать)

14. Save that, to die, I leave my love alone.

Исключить это, как бы умереть, оставив мою любовь в покое. Значит предоставить события идти своим чередом, отпустить ситуацию, дать событиям совершаться в силу вещей.
"My love" здесь не кто-то конкретно, а жизнь, в которой он должен воскреснуть к победе.

Во всех сонетах соблюдены безупречные грамматические правила. Никаких проблем в понимании нет и быть не может, если читающий сам хорошо знает, как образуются времена в английском языке.

    would I be gone – должен я быть исчезнувшим (исчезнувши, растворившись в пространстве и времени)

Конечно, так по-русски не говорят, но зато понятно, что он исчезает, не исчезая.

Исчезает всего лишь из поля зрения тех, кого он перечислил, уже не возмущаясь, но оставаясь бесстрастным.

Читать этот сонет нужно ни с пафосом, ни без пафоса. Строго и бесстрастно.
 

На днях выходит продолжение программы
"Нетривиальная Грамматика"
.

А я прощаюсь с вами до встречи.