Архив: 28.06.2019

Почему Ахиллу не догнать черепаху

  Автор:
  51

    

Как это тяжко, всё-таки, считать, что логика всесильна.

Ум человека-логика не гибок, а прямолинеен. Казалось бы, что ж в этом плохого? Вперёд и с песней.

Вся цивилизация на этом стоит.

Сколько людей до сих пор ломают головы над апорией Зенона про Ахилла и черепаху.

Апория по-гречески – это безысходность, безвыходное положение.

Говорят, Зенон был философом и математиком.

Но разве может кто-то знать, кем он был на самом деле.

И философия, и математика – науки от ума.

У меня есть один приятель. Он, как только слышит слово математик, говорит: "У математиков нет сердца".

Математика – наука прикладная. Как получилось, что она выделилась в отдельную науку и появились факультеты математики, непонятно.

Неужели так много людей без сердца!

О Норберте Винере, "отце" современной кибернетики и авторе знаменитой книги "Я – математик", ещё при жизни ходили анекдоты, что он даже не знал, как выглядят его дети.

Но причём тут дети, когда речь идёт о служении цивилизации!

Однако Зенон со своей черепахой цивилизации не служил. Столько веков прошло, а математики всё ломают головы. Всё надеются эти задачи решить.

Мечтать не вредно!

Много воды с тех пор утекло, а задачи остались. И никто их не забыл.

Вот и Шекспир пишет про свою, совсем непонятную черепаху, которая в голубку превратилась, а ведь Великий Бард сказок не писал.

Критики и "специалисты" разные, too clever by half, обходят молчанием эту черепаху.

А математики всё высчитывают, сколько ещё миллиметров надо пробежать Ахиллу, чтобы всё-таки догнать эту загадочную черепаху.

Раньше мне было очень грустно от человеческой глупости, а теперь весело.

Ответы на все загадки известны уже давно.

Но, по-прежнему, упёртые математики знать их не хотят. У них своя правда.

А правда в том, что черепаха двигалась по вертикали, а Ахилл по горизонтали.

Были точки, где они пересеклись однажды и больше не расставались.

Точка nought – это и есть тайна страны чудес.

Кстати, Льюис Кэрролл тоже был математиком.

Но тесно ему там было, и он бежал туда же, куда бежал и Шекспир.

Бедные критики!

У Шекспира в сонете 15 мы читаем:

     When I consider every thing that grows
     Holds in perfection but a little moment,
     That this huge stage presenteth nought but shows
     Whereon the stars in secret influence comment
(отзывается);

                                 W. Shakespeares (Sonnet 15)

Ахилл и черепаха, встретившись в точке nought, уже и не расставались. Задача решена, математики отдыхают.

А голубка в небе!

    

На этом я прощаюсь с вами, дорогие наши читатели.

P.S.

2 июля во вторник мы будем читать сонет 76.

Я предлагаю вам прочесть его сейчас. До вторника он отстоится, и читать его самостоятельно вслух станет ещё интересней.

Читать вам придётся внимательно и сосредоточенно. Подсказок не будет. Мы не троечники какие-нибудь, чтобы ждать подсказок.

Я, помню, ещё в школе убить готова была того, кто мне пытался подсказывать.

И вот, всё умею сама.

Скажу вам по секрету, что этот сонет – мой самый любимый.

Пока! До вторника!

SONNET 76

Why is my verse so barren of new pride,
So far from variation or quick change?
Why with the time do I not glance aside
To new-found methods and to compounds strange?
Why write I still all one, ever the same,
And keep invention in a noted weed,
That every word doth almost tell my name,
Showing their birth and where they did proceed?
O know, sweet love, I always write of you,
And you and love are still my argument:
So all my best is dressing old words new,
Spending again what is already spent:
    For as the sun is daily new and old,
    So is my love still telling what is told.