Архив рубрики: How to take languages easily?

Деяния п о ч т и    б о ж е с т в е н н ы е

  Автор:
  776

Удивительное это дело – Цицерон родился за 150 лет до нашей эры, а говорил вещи, которые и мудрецы наши не все поймут.

Память он называл “б о г а т ы р с к и м  п о д в и г о м”.

Он говорил, что   в с п о м и н а н и е   не в вызывании прошлого, а в применении знаний, упорядоченных в ментальном пространстве.

Это, говорил Цицерон, – подлинно героические деяния, “п о ч т и    б о ж е с т в е н н ы е”.

Ему вторит Френсис Амелия Йейтс (Frances Amelia Yates) , знаменитая англичанка, известная своими исследованиями памяти.

"Не тело, в данном случае речи идет о мозге, и не душа, соединенная с телом, являются опорой памяти,  а   в о о б р а ж е н и е (пространственный ум). Память – это всего лишь привычка".


“Мы, – говорил Мишель Монтень, – воспитываем просто ослов, нагруженных книжной премудростью”.

“Великий ум вовсе не предполагает великой памяти, скорее наоборот: первое исключает второе” вторит ему Гельвеций.

Итак, воображение!

Сильное воображение порождает событие
Fortis imaginatio generat casum

                                                       (латынь)

Cúm subit ílliús tristíssima nóctis imágo,
Quá mihi súpremúm témpus in Úrbe fuít

Cúm subit ílliús tristíssima nóctis imágo,
Quá mihi súpremúm témpus in Úrbe fuít:
Cúm repetó noctém, qua tót mihi cára relíqui,
Lábitur éx oculís núnc quoque gútta meís.

Только возникнет в уме печальнейшей ночи той образ,
Той, что во граде моей жизни пределом была,
Вспомню лишь ночь, когда дорогого столь много оставил,
Льется еще из очей даже и ныне слеза.

         Овидий, "Скорбные элегии"
         (Перевод С. Шервинского)

"Очень приятно, что мои римские друзья думают обо мне, я тоже не могу вытравить из своего сердца страстного воспоминания об этих временах. Трудно даже сказать, с каким чувством и как часто повторяю я стих Овидия: Cum subit illius tristissima noctis imago, Qua mihi supremum tempus in Urbe fuit."
                                   Вольфганг Гете – Гердеру, 27. XII 1788.

*****

Nám sine dóctriná vitá (e)st quasi mórtis imágo
Без науки жизнь как бы подобие смерти.

"Учитель философии: Итак, чему же вы хотите учиться?

Г-н Жур-ден: Чему только смогу: ведь я смерть как хочу стать ученым, и такое зло меня берет на отца и мать, что меня с малолетства не обучали всяким наукам.

Учитель философии: Это понятное чувство, nam sine doctrina vita est quasi mortis imago. "
                                          (Жан-Батист Мольер, Мещанин во дворянстве.)

От латинского ‘imago’ (изображение) – идут английское, немецкое и французское ‘imagination’; итальянское ‘ immaginazione’, испанское ‘ imaginación’.

В русском языке от того же корня происходит слово ‘магический’.

      С тех пор, как юная Татьяна
      И с ней Онегин в смутном сне
      Явилися впервые мне –
      И даль свободного романа
      Я сквозь магический кристалл
      Еще не ясно различал.
                       («Евгений Онегин», VIII, 50)

А ложные взгляды, плоды воображения, латинский язык выражает другим словом:

      opinio opīnio, ōnis – мнение, взгляд, представление, предположение
      opinionum commenta — ложные взгляды, плоды воображения
            commentus — вымышленный, фиктивный, ложный

‘opinion’ (англ.) – мнение
А в английском языке для ложного мнения есть слово ‘misbelief’:

      mis+belief – отсутствие веры.

Подумайте только! Мнение можно считать ложным, если оно не недоказано, но не внушает веры.

Русское ‘воображение’ – это во-ображение (воплощение образа в уме).
По плодам мы увидим его.

И сейчас мы снова обратимся к латыни:
      imagino – изображать, воспроизводить
      non habere imagines — не иметь знатных предков, быть простого происхождения
            то есть не иметь перед собой примера для воспроизведения (воплощения)

Сравним с русским ‘ благородный’ (благой род)

Сколько пищи для размышлений!

memory (от латинского ‘memoror’ – помнить), как и русское слово ‘память’, – это название природной способности к запоминанию, как зрение, слух, способность ходить, говорить и так далее, в то время как воображение – это способность ума к воплощению желаемого.

И закончу я цитатой из Мишеля Монтеня:

«И если, кто и теряет нить моих мыслей, так это нерадивый читатель, а вовсе не я… Мой стиль и мой ум одинаково склонны к бродяжничеству. Но лучше немного безумия, чем тьма глупости».

http://lib.ru/FILOSOF/MONTEN/monten3.txt_Piece40.15

Читайте вместе с нами, друзья!

The dog gnaws the bone…

  Автор:
  1294

The dog gnaws the bone
because he cannot swallow it


When
a job, task or problem is too great the thing to do is to break it down to its component parts and deal with them bit by bit.
     
Don’t bite off (не откусывай) more than you can chew (можешь прожевать).

Many a mickle maks a muckle.
It means:
     A lot of littles make a large.

*  *  *  *  *  *  *  *  *  *   *  *  *  *

Are there any difficult problems in your life? You want to leave off smoking for example? Don’t try to do it at once. Don’t try to say the last word. Break your problem down to its parts and then you’ll be able to cope with it.

* *

Если вы обещаете жене бросить курить, то начать нужно с отказа от посещения мест, к которым вы привыкли – баров и клубов.

Капля точит камень не силой, но частотой падения
A rugged stone grows smooth from hand to hand.

      Капля камень точит.
      Точит.
      Точит.
      Не выдержал. Отполз влево.
      Под другую каплю.

                 Наталья Мурзина





The dog gnaws the bone
because he cannot swallow it



 

Аппетит приходит во время еды

  Автор:
  1146


Когда-то в школе на уроках физкультуры мы прыгали через “козла”. Наш учитель, Леонид Иванович, потерявший голос по причине чрезмерного рвения сиплым голосом кричал: “Толчок! Сильней толчок”! Я очень хорошо помню, что мне удалось с первого раза одолеть этого “козла”. Я радостно бежала к старту, разбегалась и легко прыгала через него.

“Молодец, Арамова”, героически надсаживал свой голос Леонид Иванович. “Толчок! Толчок!” Он даже пригласил меня ходить в физкультурный кружок по вечерам в наш спортзал.

Но вдруг в один прекрасный момент я разбежалась, толкнулась и… уселась на этого злосчастного “козла”. Я не смогла его перепрыгнуть. Еще раз и еще раз я садилась на него, и все тут.

И как ни надсаживался Леонид Иванович: “Толчок! Толчок!” – всё – меня как заколдовали.

Больше прыгать через козла я не могла. Но до сих пор во мне живет вопрос, почему так произошло. Что случилось?

И только сейчас я стала понимать, в чем причина того, что я разучилась делать то, что уже делала хорошо.

Леонид Иванович автоматически повторял: “Толчок! Толчок!”

А нужно было разбить весь процесс на части: разбег, толчок, полет и приземление. И полету тоже надо было учить прежде, чем ученик “заболтает” толчок. Музыканты знают, что трудный пассаж, который уже получался, можно заболтать, если повторять его, не усложняя задачи, то есть не осознав его всего лишь частью замысла автора.

Интерпретация – дело учителя. Переход на новый уровень должен произойти прежде, чем предыдущий будет освоен до автоматизма. Это – азбука педагогики!

То же происходит при усвоении нового языка. Вы можете блестяще произносить какой-нибудь особенно понравившийся вам фрагмент текста. Но не осознав, зачем он здесь нужен, о чем нам говорит автор, и как выражена эта мысль, вы не продвинетесь в изучении языка дальше “толчка”, и на этом ваш альянс с языком закончится. Поэтому подавляющее большинство начинающих изучать иностранный язык его бросают, фактически не начав.

Леопард прыгает, когда ему нужно прыгнуть, когда у него есть цель. И учить его не надо, все его таланты рождаются с ним.
И только человек должен всему учиться, при этом четко осознавая, зачем ему это надо.

Попытки самостоятельно заниматься иностранным языком, как правило, заканчиваются ничем.
Человек не знает, с чего начать, как продолжать и чем закончить.
У любого этапа должно быть начало, развитие и конец с осознанным результатом.

Только после этого мы можем идти дальше.
Кому-то достаточно знать 500-800 слов, простейшие фразы слышать и понимать, уметь задать вопрос и ответить на встречный.

Кто-то хочет большего, и он должен точно знать, чего именно.
А у кого-то завязывается роман с языком на всю жизнь.
Кто не хочет любви на всю жизнь? Спросите любого – все!
Но тут же и пожмут плечами, но ведь это так трудно, почти невозможно.
А мне хочется спросить, а откуда вы это знаете?

    eating and scratching wants but a beginning

Учитесь вместе с нами, господа!