ТРИО4

  Автор:
  128

English



Ask and Answer:

Am I a professor?
– Yes, Sir, you are a professor (род занятий)

Am I a professor?
– Yes, Madam, you are a professor.
      

Français



Demandez et Répondez:

– Est-ce que je suis professeur?
– Oui, Monsieur, vous êtes professeur.

– Est-ce que je suis professeur?
– Oui, Madame, vous êtes professeur.

Русский



Спрашивайте и Отвечайте:

Я профессор?
– Да, вы профессор.

———–

English



I am…  You are… My professor. Your professor.

Are you Mr. Green?
I am not Mr. Green. I am Mr. Braun.

A student with his book.
A student with her bag.
A man with his wife.
A salesman with a saleswoman.   

Français



Je suis…  Vous etes… Mon professeur. Votre professeur

– Est-ce que vous êtes M. Martin?
Je ne suis pas M.Martin. Je suis M.Kati.

Un étudiant avec son livre.
Une étudiante  avec son sac.
Un homme avec une femme.
Un marchand avec une marchande.

Русский



Вы господин Громов?
Я не господин Громов. Я господин Николаев.

Студент со своей книгой.
Студентка со своей сумкой.
Мужчина со своей женой.
Продавец с продавщицей.

ФАЗА МОЛЧАНИЯ

  Автор:
  129

Я мыслю, следовательно, существую        Можете ли вы представить себе человека, который осудил бы великого философа Декарта (1596 – 1650) за его знаменитую формулу: «Я мыслю, следовательно, существую»?

      Человеческий рассудок требует ясности и рациональности. Он может доверять только самому себе и исходить только из своих предпосылок и рассуждений.

      «Мне нет дела до того, что были и есть люди, кроме меня», – писал Декарт в своих знаменитых «Рассуждениях о методе».

        Однако всё течёт, всё меняется, хоть и очень медленно. На место рационализма пришла новая наука, которой было очень интересно, в чём заблуждалось «непогрешимое» человеческое рацио.

     Новая наука, начиная со времени Гаусса, Лобачевского, затеи Римана, Максвелла и Клиффорда, далее через Лоренца к Герману Минковскому и Эйнштейну, стала целиком наблюдательна и пришла к выводу, что события или бытие выходят за рамки трёхмерного пространства и картезианской геометрии.

        Декартовской максиме "Я, отделённый ото всех и самодостаточный, мыслю…" пришёл конец.

        Пришёл, да не совсем. Обыденное сознание ни за что не желало мириться с тем, что есть нечто, недоступное его рассудку.

        «Очевидность и правда могут очень расходиться между собой. Близорукая очевидность застилает от людей сплошь и рядом, подлинный смысл и правду событий, их перспективу, красоту и значение…»

        «Отчего мы так ценим поэтов и больших художников? Кто такой для нас поэт-пророк и художник, этот «чудак» и «странник» посреди обыденного нашего общежития? Это тот, кто умеет и силён раскрывать нам забываемую правду и красоту бытия, которая застилается для нас шумом обыденной очевидности. Очевидность доступна нам всегда и везде; правда – в редкие минуты душевной ясности…»

   «Естество наше делаемо есть»… «Спасение здесь исключительно вУхтомский любви, в одной ней, открывающей человеку, что центр жизни не в нём, а в человеческих лицах и в лице вне него! Так что, когда всё оскудеет и всё пройдёт, останется ЛЮБОВЬ, и она искупит всё»!

     Кто мог бы произнести эти слова? Священник? Проповедник? Миссионер?

     Нет, эти отрывок из «Очерков физиологии высшей нервной деятельности» Алексея Алексеевича Ухтомского(1875 – 1942), профессора и заведующего кафедрой физиологии Санкт-Петербургского университета. (Полн. собр. соч. т.4)

     А это цитата из письма выдающегося ученого Ухтомского к Фаине Григорьевне Гинзбург, уехавшей из Питера в Москву, врачу-гематологу и своей ученице, уехавшей из Питера в Москву.

    «Хочу обратиться к Вам, как к углублённой любительнице русской литературы. Достаньте Достоевского и перечитайте «Двойника»… Обыкновенно говорят, что это у Достоевского «что-то неудавшееся». Однако сам автор по поводу «Двойника» писал: «серьёзнее этой идеи я никогда ничего в литературе не проводил».(Дневник писателя, 1877).     Вот что мне открылось при внимательном чтении повести о господине Голядкине. Это философско-психиатрический трактат о самоутверждении, как об основной черте человека европейской культуры. В упоре на себя, в наклонности понимать и оценивать жизнь из своей персоны, в уверенности, что все критерии правды и ценности заданы в собственной персоне, – вот где начало всех прочих болезней так называемого «культурного человека», мнящего себя, впрочем, не человеком, но человеком по преимуществу. Мне очень интересно, как откроется Вам «Двойник» при чтении его теперь, когда Вы много передумали, сложились во взрослого человека. По-моему, автор хочет доказать и обосновать, что принципиальная одинокость, рационалистическая эгоцентрика влечёт за собою, как своё прямое последствие, постоянное преследование своим собственным образом: куда бы человек ни смотрел, с кем бы ни встречался, везде он обречён видеть только самого себя, ибо он никого, кроме себя не знает. Эдакая «мания грандиоза» европейского человека от Наполеона, через Мопассана, Ницше, Фрейда к маленькому и ничтожному чиновнику, все захвачены эпидемией самоутверждения с роковой неспособностью видеть равноценное с собою самостоятельное бытие в мире и в своём соседе. Других людей для Голядкина нет, во всяком случае, их существование не доказано. Для господина Голядкина всё начинается с тезиса: «Я, Голядкин, невинен и сам себе хорош», – с этого начинаются и вообще европейски-культурные человечки, независимо от того, Наполеоны это или Голядкины…

    Что касается меня, отсюда именно приоткрылся мне  в своё время закон заслуженного собеседника, как один из самых постоянных и самых неизбежных сопроводителей человека на всех путях его…»                                

      «Я счастлив, что у меня был достаточный слух и чутьё к людям – так что они выявлялись для меня. И моё убеждение, что кругом нас, не всегда заметно для нас, живут очень многие удивительные люди, а в каждом из нас есть скрытый цветок, который готов распуститься, как предвестник того прекрасного, всем нам общего, которое должно быть впереди, чтобы объединить нас всех, таких рассыпанных и жалких в своём одиночестве.

      Будем расширять свои души, будем становиться людьми».

                                                              А.А Ухтомский

                                                              25 декабря 1931

               Переписка Ухтомского с Фаиной Гинзбург была длительной (более двадцати лет), но с большими  перерывами.

               И однажды со скрупулёзностью учёного он вычертил график, на котором были выделены «фазы  молчания», порядок интервалов и всплески активности в их переписке.

                 После некоторого размышления, он, исследуя, как он сам выразился, зависимости и параллели, добавил к трём уже обнаруженным прежде фазам преобразования возбуждения в торможение, а именно возбуждения, торможения и утомления, добавил ещё одну фазу, фазу покоя.        

     «И состояние покоя, -  объясняет он в письме к Фанни  в мае 1937 года, -  это не нулевой уровень для  отсчёта, а вполне конкретное  физиологическое  состояние. Игнорирование этого  обстоятельства приводит к ошибкам теоретической физиологии».

     Ухтомский настойчиво просил Фанни изложить ему свои мысли по поводу покоя и лабильности в организме.

     Возможно, эти фазы молчания и были материалом для новых догадок большого учёного.                

     Что думала Фанни по этому поводу, неизвестно.

     Однако мысль Ухтомского шла в верном направлении.  Он догадывался, что, благодаря определённому ритму в общении с  Фаиной, они стали превращаться в единую живую систему.

trumb_3233950     «Теперь, – пишет Ухтомский, – задача науки стала принципиально одна и та же: умение предсказать по предыдущему и в интервале последующее в нём. Отныне знать – значит «предвидеть однозначно историю системы». Знать вещь – предсказать её судьбу. Уместно ли теперь говорить о знании как о какой-то самообеспеченной крепости. Обеспеченных крепостей и твердынь для человеческого самоуспокоения нет. Все мы наблюдатели данного, которое протекает, и мы сами протекаем, как вечные странники бытия, пока живём». И для науки нет «зде пребывающего града», но взыскуется грядущий».

      Шёл 1937 год. Над университетскими учёными нависла угроза репрессий. Уже немолодой Ухтомский из последних сил пытается продолжать работать.

      «Пока тут у нас проходят эти «чистки», – пишет он Фанни, – заграница ведёт подлинные научные работы, так неузнаваемо перестраивающие нашу науку».      

        В ноябре 1941 года, зная, что неизлечимо болен, он посылает Фанни последнюю открытку.

Он советует ей «крепко держаться за работу, так как она одна помогает  сохранить силы».

                                                                   *

      В 1969 году немецкий физик Герман Хакен в своём курсе по теории лазерного излучения, который он читал в университете города Штудгарт, впервые стал использовать термин «синергетика».

     Слово греческого происхождения означает сотрудничество, согласованное действие, соучастие.     

     Синергетика – наука о самоорганизации или о самопроизвольном возникновении и самоподдержании упорядоченных и пространственных структур в открытых нелинейных системах различной природы.

     «Жизнь клеток  любого живого организма управляется глубокой этикой, добросовестностью, служением клеточному коллективу. Клетка прибегает на помощь любому угрожающему участку организма, орошает повреждённые участки, штопает, зашивает пораненные места. Даже ионы, заряженные электричеством, выстраиваются в заданных порядках единения для сохранения кислотного равновесия».

   «Как корни растений углубляются в благодатную, плодородную почву, высасывают из неё, абсорбируют и, вопреки закону гравитации, транспортируют инертные, химически хорошо определённые субстанции и мгновенно (молниеносно!) с неуловимой и невидимой быстротой трансформации превращают жиры, белки, углеводы минеральные соли в дыхание, работу, голос, пение, мысли и торжество искусства, религиозное удивление». (Академик А.С. Залманов. «Тайная мудрость человеческого организма».)

     В 1977 году в Свободном университете Брюсселя Илья Пригожин, русский учёный бельгийского происхождения, получивший Нобелевскую премию за свои работы в области  термодинамики, получает важные результаты, касающиеся спонтанного возникновения упорядоченных структур.

    В соавторстве с Изабеллой Стенгерс Пригожин приходит к выводу, что «Жизнь, заведомо укладывающаяся в рамки естественного порядка, предстаёт перед нами как высшее проявления происходящих в природе процессов самоорганизации. Мы… утверждаем, что, коль скоро условия для самоорганизации выполнены, жизнь становится столь же предсказуемой, как падение свободно брошенного камня».

   «Ничто прежнее не проходит бесследно, то, что сейчас решается, в действительности было предрешено задолго. Сейчас выявляется то, что скрывалось внутри. Пришло время, чтобы обмакнулась трость изречения и подписала ту хартию, которая писалась давно: 

  «То, зачем ты пришёл, – делай скорее».

                             (Из письма А.А. Ухтомского к Фанни)

   Но это было сказано Иуде!

Как я осваиваю английский язык

  Автор:
  142

Посмотрите, сколько сокровищ настоящего истинно английского языка мы находим в крохотном отрывочке подлинного текста:


From NEMEAN LION
by Agather Christie

 Hoggin:
 I‘m a plain man, M.Poirot. No frills about me. I don’t beat about the bush. Most people, M.Poirot, would let this business go. Write it off as a bad debt and forget about it. But that is not Josef Hoggin’s way. I‘m a rich man – and a manner of speaking two hundred pounds is neither here nor there to me.

Poirot: I congratulate you.

Hoggin: Eh? That‘s not to say that I‘m in the habit of throwing my money about. What I want I pay for. But I pay the market price – no more.

*****
plain – простой, ясный, понятный

no frills – "без выкрутасов"
    frill – оборка, жабо, брыжи;
    пышные перья около шеи у птиц, роскошь, излишества, ненужные украшения (перен.) (ффффрррр – и птица взлетела, вот вы и запомнили это выражение)

beat about a bush – ходить вокруг да около, говорить обиняками
    beat – колебание, ритм
    beat about – метаться, беспокойно искать
    bush – куст

let go – выпускать из рук

write off – сбрасывать со счетов, не принимать во внимание

bad debt – безнадёжный долг

in a manner of speaking – так сказать

neither here nor there – ни то, ни сё

to be in the habit of doing smth – иметь привычку что-то делать
    habit – привычка, обыкновение

throw about – разбрасывать, раскидывать
—————

Все эти идиомы, фразы и слова я выписываю в свой словарь именно в таком порядке, а затем читаю весь отрывок несколько раз, разыгрывая его как в театре. Потом я его пересказываю, не заглядывая в текст. И так продолжаю, пока не прочту всё.
Дорогу осилит идущий.

—————-

Скидка 50% – только для читателей блога:

Improve Your English! – Программа "Совершенствуй Свой Английский!" -  трехмесячный интенсивный тренинг

       Вы уже поняли, что все слова и выражения, свойственные тому или иному языку выучить невозможно. Также невозможно и, набрав какое-то количество слов, фраз, выражений в свой арсенал, и начав ими оперировать, считать, что язык освоен.
        Если бы все было так просто и сводилось к простой зубрежке, то давным-давно компьютеры синтезировали бы речь лучше, чем люди. А нам бы оставалось только "сливки снимать".

Но, к счастью, это не так! С языком нужно сроднится, его нужно впустить в свою душу, ему надо дать время и качественную пищу для развития и формирования. Полюбите язык, наслаждайтесь им. И когда Вы заслужите его доверие, он станет Вашим навсегда.

У Вас есть Отличная Возможность Продолжить Свои Занятия на Качественно Ином Уровне!

Подробности здесь:

http://at-english.ru/improve.htm

Читайте о Программе Подробнее и Резервируйте Свою Копию Программы по этой ссылке:
http://at-english.com/cat/ord/improve50
Ваш Счет будет автоматически рассчитан с учетом Скидки в размере 50%

P.S. "Вы можете совершить чудовищную ошибку, которую совершает большинство взрослых людей, самостоятельно осваивающих английский язык – Чтобы избежать этой ошибки, я предлагаю Вам сегодня Готовое Решение!"

До встречи на страницах Увлекательного Английского!