ИНКОГНИТО

  Автор:
  36

     

Один говорит, что жизнь трагична, другой, что она комична.

Но есть ли кто-то, кто может сказать: "А на самом деле…" , и действительно сказать, как дело обстоит на самом деле?

Этот человек должен знать одну единственную истину, о которой сказано в священной книге, что она сделает познавшего её свободным.

Ну, конечно, есть такой человек, и не один.

Это и есть человек-инкогнито, и Слово его "острее всякого меча обоюдоострого" (Евр. 4:12-13).

Он не уличный проповедник и не народный бард, он являет собой тайну брачного чертога, из которого был изгнан во тьму внешнюю любитель поговорить, потенциальный лжепророк.

Вы даже представить себе не можете, какие громкие имена оказались среди них.

Гёте был человеком-инкогнито, которого тоже искали и не нашли. Был им и Шекспир, и Гарсия Лорка, и Сальвадор Дали. И ещё поэты.

Человеком инкогнито был и Ганс Христиан Андерсен, и наш Алексей Толстой, автор "Золотого ключика".

Был им и математик Льюис Кэрролл. А также Trim Tab Bucky – таинственный американский учёный (Бакминстер Фуллер).

И кроме них, ещё те избранные, чьи имена и лица нам не известны. Есть даже литературные персонажи.

Они не только не стремились к известности, а напротив, всячески избегали этого, чем и заслужили звание людей совершенных, как совершенен сам Господь Бог, которого никто никогда не видел и не слышал.

Они были устами Бога, и были едины в своих свидетельствах.

А главное, это были половозрелые мужи. Не удивляйтесь, именно мужи, а не младенцы, для которых Спаситель наш рассказывал притчи.

Гёте однажды сказал, что гений дважды переживает половое созревание. Все эти любовные страсти, которыми наполнены романы, это от подростковой недоразвитости.

Всё, что сказано в Священных книгах, сказано для мужей половозрелых, получивших в дар Духа всеведения.

И, вернувшись после созревания снова в мир, эти мужи совершенные уже будут вести будущих воинов не словами, но духом, острее меча обоюдоострого.

Главное, что объединяет этих совершенных мужей, это виртуозное умение попадать точно в цель, иначе чудовище обернётся и растерзает всякого, кто посмел его задеть.

Дар слова не случайно называется даром Божьим. Лжеца легко узнать. Он велеречив и многословен.

Настоящий воин – собран и лёгок. Всё лишнее он давно выбросил, как ненужный хлам.

Жизнь не трагична и не комична. Сделать её увлекательной – наша задача.

Настало время освобождения.

Сегодня мы можем встретиться ещё с одним человеком инкогнито, ни лица которого, ни имени мы не знаем.

И он нам кое-что поведает –
в новом выпуске  серии
"Listening is Loving!"#5

          Заказать>>>

          (только до 31 мая по стартовой стоимости)

Оставайтесь с нами.

 


Таинственное обстоятельство

  Автор:
  36

     

Господи, до чего же это приятно, наверное, чувствовать себя самым умным.

Практически любой человек считает себя таковым.

Есть, правда, исключения, да и то, потому что они предпочитают молчать. Говорят же, "промолчи, и за умного сойдёшь".

Вопрос, свободен ли человек, который должен заставлять себя молчать, чтобы сойти за умного?

Умный Пётр Первый издал указ, по которому бояре должны были записывать все свои идеи и подписываться под ними, дабы "дурь каждого была бы хорошо видна".

Недаром английская поговорка говорит:
     Never write what you dare not sign.

В семнадцатом веке великий философ и учёный Готфрид Лейбниц сказал: "Мы живём в наилучшем из миров".

Ему в двадцатом веке ответил поэт:

"Мир – превосходное место, чтобы родиться в нем,
Если вы не против, чтобы счастье было безоблачным не всегда;
Если вы не против, чтобы он обернулся адом иногда,
Именно когда все прекрасно, ведь даже в раю не поют все время.
Мир — превосходное место, чтобы родиться в нем,
Если вы не против, чтобы люди умирали все время
Или только голодали какое-то время,
Ведь это не так ужасно, раз это не вы…
Если вы не очень против пары пустых голов над вами,
Или бомбы в лицо, когда вы любуетесь небесами…
Да, мир — наилучшее место для многих вещей,
И чтобы смеяться, и чтобы любить, и чтобы грустить…
И просто вообще "жить", —
Да, но тогда в самом разгаре появляется улыбающийся гробовщик".
Лоуренс Ферлингетти

Одни согласятся с философом, другие с поэтом. А мы, как всегда, делим на три.

Третьи согласятся и с тем, и с другим.

Всё действительно было бы очень печально, если бы не люди-инкогнито, которых ищут, но не могут найти.

Они и составляют третью часть, к которой и ты можешь присоединиться, если будет на то Божья воля.

"Не все мы умрём, но все изменимся", – говорит нам Апостол.

Жить было бы действительно невозможно, если бы не это таинственное обстоятельство.

Сегодня мы можем встретиться ещё с одним человеком инкогнито, ни лица которого, ни имени мы не знаем.

И он нам кое-что поведает –
в новом выпуске  серии
"Listening is Loving!"#5

          Заказать>>>

          (только до 31 мая по стартовой стоимости)

Оставайтесь с нами.

 


Я дивно устроен

  Автор:
  43

     

 Когда псалмопевец Давид (сейчас бы его назвали бардом) поёт: "Я дивно устроен", он хочет нам поведать о том, что он знает, что сам испытал.

Вот и Дэвид Лоуренс, современный бард, пытался нам поведать о том же. Мы читали в программе "English Alive!" его эссе "Why The Novel Matters".

Если помните, он писал о своей живой руке, которая живёт как бы самостоятельной жизнью, когда он пишет.

Рука удивляет мастера, когда тот обнаруживает, что может доверить ей важную часть работы.

Создаётся впечатление, что она лучше, чем её хозяин знает, что он хочет в данный момент сказать.

Разница между древним Бардом, который поёт, и современным рассказчиком, в том, что Бард делает это по законам поэтического искусства, которое не может быть многословным.

"Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это". (Псалом 138)

Тексты Давида были написаны рукой, а не напечатаны на машинке или на компьютере.

Давид поёт: "Я дивно устроен. Дивны дела Твои".

Современный человек все заслуги приписывает себе, о чём и не медлит сообщить человечеству, не долго думая.

Но есть вещи, которые человек сам сделать не может. Не может вытащить себя за волосы из болота, да ещё вместе с конём.

Но сказано: "Что невозможно человеку, то возможно Богу".

Бог находится вне человека. И, если ты впустишь Его внутрь, думая о Нём. Или даже призовёшь Его, если поверишь, Он вытащит тебя из любого болота.

Но, если ты Его впустил по своей воле, то не обессудь, если он там похозяйничает, и всё настроит, как должно.

Он относится к человеку, как к музыкальному инструменту, который необходимо настроить. Он настроит, будь уверен, и ты тоже запоёшь не фальшиво: "Я дивно устроен".

Это и есть любовь. И курить ты бросишь, и не вспомнишь о куреве больше никогда. Захочешь снова закурить, и не сможешь.

И врать перестанешь, что это ты всё сам сделал.

Однако revenons a nos moutons (вернёмся к нашим баранам).

Мы уже начали с самого трудного. Если мы не отступили, и нам стало интересно, то сможем уже начать с начала. А в начале было Слово, а не слова, слова, слова.

"Сердцеведением и мудрым познанием жизни отзовётся слово британца," – говорит Гоголь об английском языке.

Значит это тот самый случай, когда хорошо сделано то, что сделано дважды. Well done if done twice.

     If you want a thing well done, do it yourself.

Многие уже начинали "учить английский" в школе или ещё где-то, и хорошо помнят, чем это закончилось.

Я никогда не узнала бы подлинного Шекспира, если бы имела склонность лениться и верить переводчикам или критикам. Да этого бы и не могло случиться, иначе, зачем бы я стала изучать английский язык.

Но английский язык постигается вместе с изучением жизни, и потому вполне доступен и взрослым людям, несмотря на расхожее мнение, что чужой язык нужно постигать вовремя, дескать, память уже не та.

Язык постигают не памятью, а воображением и чувством, а память всего лишь – служанка, а не госпожа.

Сейчас некоторые стихи или афоризмы я запоминаю с первого прочтения, потому что сразу включились и ум, и чувства, и воображение. Мы видим текст весь целиком, как бы сверху, и нам открывается его смысл.

Оставайтесь с нами.

А я в заключение дарю вам короткое стихотворение Роберта Фроста, шутника и мудреца одновременно.

     Lodged
    
     The rain to the wind said,
     ‘You push and I’ll pelt.’

     They so smote the garden bed
     That the flowers actually knelt,
     And lay lodged–though not dead.
     I know how the flowers felt.

                         – Robert Frost