Вопрос о двуязычии

  Автор:
  128

0 В октябре 1991 года в журнале «Наука и жизнь» была опубликована глава из книги публициста Елены Жоли, в которой она беседует с видным экологом и генетиком Альбером Жакаром.
       Одним из вопросов, которые Елена Жоли задала специалисту в области генетики, был вопрос о двуязычии. Нужно ли человеку, живущему, скажем в Армении изучать еще русский язык, нет ли в этом определенного рода неудобств?
      И вот что ответил господин Жакар.
      «Сам я неспособен выучить другой язык. Прожив целый год в США, я так и не смог научиться говорить по-английски. Кое-что понимаю, но говорить не могу… Как и некоторые ученые, я задаю себе вопрос, нет ли в изучении иностранных языков излишнего загромождения мозга. Но у меня есть друг, поляк, говорящий свободно на двух языках, что совсем не мешает его мозгу отлично работать. Это удивительно умный, тонкий, живой, сообразительный человек. Вы знаете у человеческого мозга такие неограниченные возможности! Моя позиция, конечно, субъективна, это отнюдь не научная теория. Она придумана исключительно, чтобы оправдать мою неспособность к изучению иностранных языков… А может быть я выучу русский язык, хотя уже слишком поздно…». Конец цитаты.

    Я в последнее все чаще и чаще, сталкиваясь с жалобами на неспособность изучить иностранный язык, задумываюсь о том, что это за феномен.
      Я знаю, что ответ на этот вопрос должен быть прост. И боюсь, что на него уже ответил давным-давно «наше всё» Александр Сергеевич Пушкин: «Мы ленивы и нелюбопытны».
     Язык, с помощью которого мы общаемся с миром, самым непосредственным образом, напрямую связан с мышлением.

     Изучить другой язык, рассчитывая только на работу памяти, бессмысленно. Это и есть ненужное загромождение мозга.
     Мысль! Острая необходимость понять, что сказал или написал другой человек, но именно он, без переводчиков.
    Пушкин постигал хитросплетения английского языка, чтобы читать Байрона в подлиннике.

  «Но пред тобой, как пред нагим мечом,
    Мысль, острый луч, бледнеет жизнь земная»
                                          Евгений Баратынский

В славянских языках есть слово misl.
В литовский язык от misl пришло слово mausti- страстно желать.
Я думаю, что для людей, неспособных изучить другой язык, нет в нем ничего такого, что вызвало бы страстное желание его узнать и понять. Для подавляющего большинства людей вообще совершенно не важно, что думают и говорят другие люди, если это не касается лично его сугубо материальных интересов. Для этих людей важнее всего, что думает и говорит он САМ.
   А ленивый и расслабленный мозг, даже если вы и задумаете его стегать кнутом, чтобы работал, работать не будет. Наш мудрый мозг не любит насилия.

   Долгое время я пыталась понять, почему, отправляясь в последний путь в Иерусалим, на Голгофу, Спаситель наш приказал привести ему молодого необъезженного осла, привязанного к забору.

«И пред тобой, как пред нагим мечом, мысль острый луч, бледнеет жизнь земная». 

    Вот food for thought (пища для размышлений).

—————————————————-

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос