Ловил, но не поймал

  Автор:
  10

Есть у нас потрясающий писатель и проповедник Григорий Сковорода (18 век), оставивший нам немало того, о чём поразмышлять ничто нам не мешает.

На его могиле эпитафия:
   "Мир ловил меня, но не поймал"
.

    

Краткость в духе Шекспира. Чтобы так сформулировать итог жизни, нужно быть поэтом.

Он им и был. Он был в сродстве с духом великих поэтов, которых "мир ловил, но не поймал".

"Сродство" – его любимое слово, и только ему принадлежит.

Без сродства нет ни жизни, ни призвания, ни судьбы, ни поэзии.

Наш современный поэт Тимур Кибиров написал свою реакцию на тему "ловил, да не поймал".

Но есть ли у него сродство с великим проповедником – это вопрос.

Итак, Тимур Кибиров.

     Мир ловил меня, но не поймал. …

     1998
    "Мир ловил меня, но не поймал".
     Эпитафия Григория Сковороды
             *   *   *
     Мир ловил, да не поймал.
     Плюнул и ушел.
     Я не пан и не пропал.
     Мне нехорошо.

     Уж не жду, уже не жаль,
     и хочу уснуть.
     Я оттопал, оттоптал
     сей кремнистый путь.

     Кайф ловил, да не поймал.
     Смысл не уловил.
     Только сам себя достал,
     сам себе постыл.

     Погляди на небосвод.
     Снегопад прошел.
     Отчего же круглый год
     так нехорошо?

     Наловчился я давно
     без зазренья жить.
     Отчего мне так темно?
     Нечего ловить. …

     Чтобы темный дуб шумел,
     чтобы голос пел
     обо всем, что не сумел,
     не успел, не смел.

     Отчего же, отчего,
     отчего же так —
     абсолютно ничего,
     никого, никак?

     На ловца бегущий зверь
     страшен и матер…,
     Чтобы сладкий голос пел
     несусветный вздор:

     отчего гармонь поет,
     и зачем звезда —
     посмотри на небосвод! —
     светит, как всегда.

Говорят, у Тимура Кибирова трагическое мировосприятие.
Может быть, Тимур желаемое за действительное выдавал?
Очень уж хорошо видны у него серые ушки за модными очками.

    

Но оставим Тимура любителям позубоскалить, тем, у кого тоже трагическое мировосприятие.
Оставим это журналистам, критикам и литературоведам, а мы займёмся делом.

Вчера вышло наше новое эссе для самообразования "Карьера в невозможном".

В нём вы узнаете о поэте, который поведал нам о том, что это значит – сделать "карьеру в невозможном".

Такую же карьеру сделал и Григорий Сковорода. Его ловят до сих пор, а поймать не могут.

Кстати, есть у нас ещё один русский поэт, сделавший такую же карьеру.

Вы не поверите! Это Иван Андреевич Крылов, написавший двести тридцать шесть басен, совершенных по форме и неподражаемых по смыслу.

    

И его тоже мир ловил, но не поймал. Всех он объегорил, всех обхитрил.

А нам остаётся догадываться, как ему это удалось.

Но частично я открою вам эту тайну. Он никогда не говорил слов, которые нас выдают с головой.

А я прощаюсь с вами до встречи!

И рекомендую  серию "Высшее Самообразование" под грифом "Без цензуры".
    
    Я хочу напомнить нашим читателям,
    что наши книги серии "Самообразование"
    являются частью большого гипертекста,
    который в контексте всей мировой культуры
    создаёт для нас то жизненное пространство,
    в котором можно жить и не задыхаться.

Сегодня мы отправляем вам новую книжечку
для самообразования.
Она называется "Карьера в невозможном".
    
В ней вы узнаете, откуда приходит feedback, питающая и греющая нас.
Кроме того, вас ждёт ещё один сюрприз.

      Для оформления заказа проходите по этой ссылке:
      http://at-english.com/cat/ord/erstaunen
      В течение недели – с 17 по 24 января –
      стоимость снижена вдвое.

А тем, кто ещё не знаком с нашей рубрикой "Высшее самообразование", с удовольствием представляем серию книг под грифом "Без цензуры".

Всем, кто заинтересован в своем развитии,
кто интересуется жизнью и человеком, как феноменом:


       ЗАКАЗАТЬ всю серию>>>
       по льготной cтoимocти и получить новую книгу в подарок

 


“Не убий”

  Автор:
  20

    

Расскажу вам историю.

Я никогда не беру частных учеников. У меня на это есть свои причины. Но однажды я пошла к стоматологу, и он оказался молодым, очень симпатичным и общительным человеком лет двадцати пяти.

Не помню, как повернулся разговор, но в итоге он напросился ко мне в ученики.Они с женой имели возможность ездить за границу, и он решил, что английский – ему по силам. В дворовой юности он орал что-то по-английски под гитару, и был собой очень доволен. Это он мне уже потом рассказал.

Я составила для него индивидуальную программу. Мне нужно было со своей стороны проверить одну гипотезу, и он, Алексей, кстати подвернулся.

Вначале всё шло хорошо. Мы распевали с ним английские песни. Произношение у него было вполне приличное.
И я постепенно стала, как выразился один из наших читателей, втягивать его в творческий процесс постижения смыслов, а не выучивания слов.

И вот однажды, когда я увлечённо ему что-то рассказывала (наверное, слишком увлечённо), я увидела его глаза, смотревшие на меня с недоумением и любопытством. Он не слушал, о чём я говорила.

И когда он ушёл, я внезапно почувствовала даже не боль в сердце, а ледяной холод. Я помню это ощущение до сих пор.

На второй день я спокойно, но решительно сообщила ему без объяснения причин, что занятия мы прекращаем.
Слава Богу, что уроки мои были бесплатны.

Тогда я и поняла смысл фразы Бернарда Шоу, в том, что мы думаем, что общаемся, но общения нет. В этом вся беда.

Общения нет – значит, что нет обратной связи (которую  английский язык называет feedback). Нет пищи для меня. Нет у меня стимула для работы.

Пищу мне дали Николай Бернштейн и Норберт Винер. Они изучали обратную связь, и я вместе с ними.

    

Если коротко, то, если ученик внимателен, у него обязательно должен был возникнуть вопрос, который и мне дал бы вектор движения нашего разговора. И этот вектор повернул бы наш разговор к началу, давая возможность ему увидеть суть вопроса.

Так образовываются многоуровневые кольца, управляющие процессом. (Н. Бернштейн)

Но в его глазах был вопрос, а зачем это надо вообще. Думать, как оказалось, – это не его занятие.

Стоматология – ремесло, где думать особенно не надо. А в его возрасте – это ещё и поздно. Время упущено. Достаточно того, что он умел зарабатывать деньги. Что ещё человеку для счастья надо!

Но парень он был неплохой, и вообще не понял, что произошло. Не объяснять же ему.
Но, что меня особенно удивило, как отреагировало моё сердце. Про это в Нагорной проповеди сказано: "Не убий".

Времени уже много прошло, но это ощущение ледяной руки смерти я не забуду никогда.

Были ещё похожие попытки с разных сторон, но я была во всеоружии.

Наши старые читатели помнят про англичанина Исайю Берлина, который нас научил, что …
"Лис знает много секретов, а еж, один, но самый главный".
(Архилох)

Кстати и Черепаха, которую никогда не смог бы догнать быстроногий Ахиллес, знала ту же хитрость.

И роза не утратит своей красоты оттого, что есть у неё шипы.

    

А теперь – к делу!

Завтра, в среду 17 января, выходит наша новая работа в рамках серии "Высшее Самообразование" под грифом "Без цензуры".
Она называется "Карьера в невозможном".

    

В ней вы узнаете, откуда приходит feedback, питающая и греющая нас.

Кроме того, вас ждёт ещё один сюрприз.

А я прощаюсь с вами до встречи.
Ждите сообщения завтра!


 

Мысль изречённая есть ложь

  Автор:
  33

    

Кто только не говорил про ум и глупость. Читаю у Бродского: "Дурак может быть слеп, может быть глух, но он не может быть нем".

Никто не знает, кто умный, а кто дурак. Они постоянно меняются местами. Умные становятся дураками, а дураки умными с тех пор, как наш Спаситель воскликнул "Свершилось!" и завеса в храме разодралась надвое.

Василий Ключевский верно заметил, что, как только человек обнаруживает, что он умён, он начинает глупеть.

У того же Бродского в его эссе о языке читаю, что Рай – это тупик. Дальше идти уже некуда.

Цитирую дословно:

"Идея Рая есть логический конец человеческой мысли в том отношении, что дальше она, мысль, не идет; ибо за Раем больше ничего нет, ничего не происходит. И поэтому можно сказать, что Рай это тупик, последнее видение…"
(Из комментария к книге А. Платонова "Котлован")

Тот самый случай, когда человек знает всё и обо всём, но не знает самого главного, и потому наиболее опасен.

Умер Бродский внезапно от сердечного приступа в возрасте пятидесяти пяти лет, оставив молодую жену и маленькую дочь.

Итак, направо глупые, налево – умные.

А мы, как всегда, делим на три.

Шекспир в семнадцатом веке говорил, что человечество уже деградировало до уровня четырнадцатилетнего подростка.

В двадцатом веке процесс закончился.

"The rest is silence".