Пытка

  Автор:
  9

    

Читать Шекспира – это пытка, только не для специалистов. Такая легкость в мыслях, как у Хлестакова!

Все врал и врал, а дамы, как одна приятные, им восхищались.

Не Гоголь сам придумал, Пушкин подсказал. У Гоголя на юмор был талант особый. И реплика последняя в финале "Над кем смеетесь!"  – всем нам приговор.

Действительно ли трудно читать Шекспира? Да, это правда.
Никто, кроме хлестаковых, не скажет, что подлинник прочёл.

Нас воодушевил язык английский, мудрый и коварный.

А в русском нет коварства. Он прост, как правда.

Слово безбожник или слово совесть где еще найдешь?

Но есть в английском удивительное слово blame. Бессовестного вмиг в тупик загонит.

Blame – это и ответственность, и вместе с тем вина.

За руку схватят, к стеночке прижмут, что не отбрешешься, поверьте.

Но совесть – это дар другой. Дается свыше далеко не всем.

    На том стоит и наш язык, на том стоит.
    И всем бессовестным испортит аппетит.
    У них ведь тоже есть душа, какая-никакая.
    И враг стоит, не понимая.
    Любить врага не значит с ним брататься,
    но наблюдать, глаза ли будут открываться
    иль снова рот откроет, чтоб брехать,
    и над словами честными открыто хохотать.
 

На этом я с вами прощаюсь до новой встречи,
дорогие наши читатели.
 


 

Сила вещей

  Автор:
  23

    

Люди, не терпящие неряшливости в работе, не могли пропустить мимо ушей последнюю фразу, произнесённую Гамлетом:
     The rest is silence.

У всех, с легкой руки наших переводчиков, сознание осталось: "Дальнейшее – молчание".
Но это переведено с точностью до наоборот.
Мы читаем подлинники. У Шекспира после этих слов Гамлета идут слова Горацио, человека-инкогнито, о котором точно никто ничего, кроме Гамлета, не знает.

   Horatio: Now cracks a noble heart. — Good night, sweet prince.
                  And flights of angels sing thee to thy rest!

Открытым текстом у Шекспира слово rest означает отдых, а не дальнейшее.
И всё происходящее в "Гамлете" приобретает совершенно другой смысл, чем то, что театры и переводчики предлагают нам.

Та же история, что и с сонетами Великого Барда.

Так и хочется сказать нашей русской поговоркой: "Не в свои сани не садись", не то "коготок увязнет, всей птичке пропасть".
Но наши не пропадут. Эти уйдут, придут другие. А неведающих даже Бог прощает.

Может это и хорошо, что люди перестали читать. Даже студенты переписывают друг у друга истлевшие лекции истлевших профессоров. Есть и молодые педагоги, их не запишешь. Нужно слушать и задавать вопросы, но без споров и дискуссий, а для собственных размышлений. Но и это не выход. Сила вещей влечёт к действиям.

Как сказал наш президент, пришло время волонтёров.

     Volontaire (фр.) – лицо, добровольно поступившее на военную службу.
                                   Здесь мало желания, нужен талант.

Волонтёры в миру – это добровольно взявшие на себя ношу "специалистов". Но делающие это с огромным желанием.
Воля – корень этого слова.

Волонтёры – альтернатива профессионалам?

И армия профессиональная, и учителя – профессионалы.
Так научат, что для собственной мысли места не останется, потому так все рвутся учиться в Англию.

А нас плохо учили, зато мы учились сами тому, что было нужно. Нужно нам, нужно стране.

Потому мы будем впереди планеты всей.
Сила вещей!

 


 

Easy Does It

  Автор:
  31

    

Знание о мире едино и не представляет собой "лоскутного одеяла" всякого рода специалистов.

Человек – это текст.

Один – текст линейный, как бы живуч он ни был. Про него говорить не буду. Там всё логично, математично, философично, и ведет к вымиранию при жизни. Это люди монолога.

Другойгипертекст, человек диалога к воскресенью при жизни.

Нас нельзя читать эпизодично. То, что мы пишем, это бесконечный роман с продолжением. И зная способность многих скакать по поверхности текста, мы о важных вещах говорим не один раз, помня древнее изречение: Repetitio est mater studiorum (повторение – мать учения).
Но повторяем каждый раз по-другому, представляем дело с другой стороны.

Easy Does It значит, мы идём легко, не теряя интереса к процессу.

Идём легко, играючи, и, если нам становится трудно, значит, что-то мы делаем не так.

Шиллер говорил: "Мы перестаем играть не потому, что стареем, а стареем, потому что перестаем играть".

Сегодня нашла в старых своих бумагах статью о том, сколько всего идей насчитало человечество за время своего существования.

Всего 102 идеи. Ищут хотя бы ещё одну.

Она давно известна. Но все, кто знает о ней не понаслышке, о ней молчат.

Все молчат, кроме Шекспира.

Он написал 154 сонета, и все написал играючи.
Он-то точно знал, что значит Easy Does It.

Кто его не слышит, – те самые worms, от которых он бежал, но вернулся и всё нам рассказал.

Есть у него единомышленник. Это великий немец Иоганн Гёте, который подтвердил, что тот, кто родился во второй раз, второй раз прошел через младенчество.

Поэтому нам и понятно, что сказано в Евангелии: "утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам." (Мф 11:25).

На этом я прощаюсь с вами,
Дорогие наши взрослые читатели,
до новой встречи.

И напоминаю о выходе
нового Мастер-Класса по самообразованию
"Слушай!"


     Мастер-класс мы связали
     с практической темой развития памяти.

               Вот ссылка для заказа
               для тех, кто с нами>>>