Nought

  Автор:
  37

                         Меня не отыскали.
                         Не отыскали?
                         Нет. Не отыскали.

                               Федерико Гарсиа Лорка

    

Не отыскали и Сальвадора Дали, и Шекспира ищут и никогда не найдут.

А я все думаю, почему бы этим искателям-мыслителям делом не заняться, или любопытство покоя не даёт?

Хорошее дело, например, русские поговорки почитать, да вникнуть в суть.

Например, "Любопытство не порок, но…" и далее по известному всем тексту.

Это другое любопытство, совсем иного толка, чем обычное житейское.

Это невозможность смириться с тем, что ты что-то не знаешь, что другие знают. Ты, ведь, clever, но by half. Одним боком, значит.

Был еще один too clever by half, переводчик Гомера Николай Гнедич, на которого наше всё супергений Пушкин написал знаменитую эпиграмму:
    Крив был Гнедич-поэт, преложитель слепого Гомера.
    Боком одним с образцом схож и его перевод.

Да и Пушкин непрост. Даже "специалисты"-пушкинисты не знают, чем же все-таки закончилась история Онегина.

Этот нас в школе учили, что Онегин – лишний человек. Но надо было Пушкина читать, а не школьный учебник по литературе.

Вот и Пушкина искали, но не отыскали.

Ещё искали Гёте, и тоже не нашли.
Это он сказал, что второе рождение человеку дано для того, чтобы он достиг половой зрелости и стал, наконец, мужчиной.

Искали Уильяма Блейка, искали Водсворта, но не нашли.

В сонетах Шекспира не один раз встречаем мы слово nought. Даже переводить не буду. Дам только ещё раз цитату из сонета 44.

    I must attend time's leisure with my moan,
         Receiving nought by elements so slow
         But heavy tears, badges of either's woe.

Только на одно обращаю ваше внимание: but – это наречие лишь, только.
elements – основы (знания)

Странно как-то для любовных стишков, не так ли!

А я прощаюсь с вами до следующей встречи.
 


 

Black Square (Чёрный квадрат)

  Автор:
  38

    

Знаменитый "Чёрный квадрат" Малевича. Большинство пожимает плечами. "Специалисты" уже понаписали о нём массу всякого вздора.

Но Малевич и в этом случае, как и с картиной по мотивам Пятой симфонии Бетховена "Так судьба стучится в дверь", защитил себя от фальсификаторов.

Вся система знаний художника о мире по закону Мейера, утверждающего, что систему сложнее упрощать нежели усложнять, была упрощена до минимума.

Она превратилась в чёрный квадрат.

Однако всё познается в сравнении. И мы сравниваем этот знаменитый квадрат с понятием nought у Шекспира.

Nought –  ноль, ничто. Но в математике ноль – это не ничто. Это отправная точка в системе координат на числовой оси. Начальная точка любого вектора.

Слово square в английском языке, кроме значения квадрат (в качестве существительного), ещё может быть глаголом согласовываться приноравливаться.

На чёрный квадрат надо смотреть не в два глаза, а в четыре, и тогда плоская картинка становится глубокой и объёмный.

Но у нас есть четыре глаза. Это глаза Малевича и Шекспира, двух великих человек.

Nought – это чёрный квадрат, уходящий вглубь времен. Времён согласованных так, что связь уже никто не сможет "вывихнуть из сустава", как Гамлет убивался.

"Специалистам" это и в "Гамлете" было непонятно, какой это сустав вывихнулся у времени.

А в заключение цитата из сонета 44:

    I must attend time's leisure with my moan,
         Receiving nought by elements so slow
         But heavy tears, badges of either's woe.

А я прощаюсь с вами до новой встречи.
 


 

Решето для чудес

  Автор:
  29

    

Если есть чудеса в решете, значит есть и решето для чудес.

Чудес, понятно, много, на каждом шагу встречаются: то цветок – чудо, то девушка, чудо как хороша, то голос чудный, то бабочка, то гусеница пушистая с ярким орнаментом на спине.

И только одно "чудо" чудом не назовёшь.

Это обыкновенный дождевой червь, хотя он может чудесным образом в ниточку вытянуться и пролезть сквозь любое решето, если только это не мелкая сетка для просеивания муки.

Говорят, что если разрезать этого червя на части, из каждой части вырастет новый целый червь методом наращивания колец.

Но иерархия чудес существует. И тут вступает в силу Закон Мейера – система стремится к упрощению и выстраивает свою иерархию чудес, которая устремляется вверх по вертикали, так как по горизонтали можно только распространяться, как распространяются сорняки (noted weed).
И человек, сидящий у телевизора и думающий, что может таким образом чему-то научиться, лишь деградирует неумолимо к смерти.

Иерархия же чудес упрощается только вверх, но не беспредельно.

Все знают, что у храма есть купола-головы. Вот до этих голов иерархия, нуждающаяся в упрощении, движется вверх.

А там – на все четыре стороны. Дух дышит, где хочет. Свобода. Захочет- к тебе придёт, захочет – к нему. И в брачную связь может вступить с любым, кого полюбит.

Пример. Трагедия Шекспира "Юлий Цезарь".

Устраивается заговор против Цезаря, чтобы его убить. Один из заговорщиков по имени Кассио говорит о другом по имени Антоний:
"Yet I fear him. For in the engrafted love he bears to Caesar."

Но это "специалистам" показалось трудным. Они решили упростить:
"But I'm still afraid of him, because the deep-rooted love he has for Caesar.",
обнаружив при этом не только слабоумие, но и безграмотность.

И вместо энергичного, волнующего текста Шекспира, написанного мужчиной, а не импотентом, они сотворили вялый, слабый и откровенно бездарной текст, переложенный с английского на английский для чайников, как сейчас говорят. Написано червями для червей, о которых писал Шекспир: "The prey of worms, my body being dead" (сонет 74).

Искали его и не нашли. Нет, не нашли.
И Лорку не нашли, и еще много кого.
Не одни же черви по Земле ползают.

Читайте сонеты вслух. Это музыка.
А я прощаюсь с вами до новой встречи.