Вечная тема

  Автор:
  21

Все пытаются понять живопись.
Почему они не пытаются понять пение птиц?

                                        Пабло Пикассо

    

Трудно даже представить себе, сколько художественных произведений написано на тему Ариадны и её знаменитой путеводной нити с античных времён и до наших дней. И пьесы, и картины, и даже оперы.

А также множество версий о том, что это было за чудовище такое, этот Минотавр?

    
     Пир с Минотавром. Пабло Пикассо.
     Литография. Испания, 1956 год

Она и будет вечной, эта тема, пока живо человечество, сколько бы философы ни мечтали о том, что люди поумнеют, и настанут иные времена, которые люди называют будущим.

Но они давно уже настали по воле Творца, а не по воле высокоумных философов.

В самом деле, для эллинов величайший стыд видеть, что площадной ремесленник превосходит их любомудрием, и слабый и презираемый унижает сильных и богатых.

"Но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал…" (1-е посл. Коринфянам гл.1, 27-28).

Странно видеть, как эти вечные темы кочуют из века в век, но слепые этого не видят и глухие не слышат.

Они продолжают что-то твердить о прогрессе, который ждёт нас за углом, стоит только взяться всем миром.

А мир сидит у телевизора и наблюдает, как они надрываются. Кто пиво пьёт, кто семечки грызёт, мечтая о временах, когда медицина была бесплатной.

Его ублажают, развлекают, задабривают, лишь бы не в своё дело не лез – государством управлять.

Меня тут сосед, в очередной раз ругая государство и видя, что я улыбаюсь, спрашивает, чего это я улыбаюсь.

Я ему отвечаю: "Какие мы – такое и государство. Мы не меняемся, и государство не меняется".

Он уставился на меня, как "баран на новые ворота", и последнее слово осталось за мной.

Одни люди считают, что человек не меняется, только хуже становится со временем. Другие считают, что меняется, есть чудесные примеры.

А мы, как всегда, видим третье. Не меняется человек по своей воле. С ним однажды происходит что-то, что объяснить он не может сам. Не было на эти события его воли.

А те, с кем этого не происходит, естественно, в это не верят.

Вот и повод для вражды. На то и щука…

А почему с одними это происходит, а с другими нет? Это вопрос не философский, не для умствований. Это – для злости.

Злость – прекрасный помощник.

Случайно ли в английском языке есть выражение “necessary evil” (необходимое зло)?

А в русском языке – “неизбежное зло”.

Есть ли между ними разница?

Конечно, неизбежно не значит необходимо, вернее, не всегда.

Необходимость разоблачить ложь неизбежно приведёт к конфликту. Поэтому и говорят, что хороший дипломат дважды подумает, прежде, чем… ничего не сказать.

Апостол Павел часто раздражал своих оппонентов утверждением, что он избранный ученик Спасителя, пока он не научился не превозноситься чрезвычайностью откровений.

Но он должен был учиться и говорить, и молчать. Это трудно.

Шекспир умел, Гёте умел и другие умели.

В жизни человека, жаждущего быть спасённым, это умение стоит на первом месте.

Повторю ещё раз слова Соломона: "Смерть и жизнь во власти языка…"

Учиться этому никогда не поздно. Говорить так, чтобы словам было тесно, а мыслям просторно. Это сказал А. П. Чехов.

Но он совершил предпоследнюю ошибку воина, не мог отказать себе в удовольствии поглумиться над человеческой глупостью, в том числе и над верой.

И смертельная болезнь, как и следовало ожидать, настигла его внезапно.

А я прощаюсь с вами до следующей встречи в субботу.

Будем читать сороковой сонет Шекспира.
 


 

La mouvement c’est le vie

  Автор:
  17

    

Моя комната находится на восточной стороне. Окно открыто. И каждое утро я вижу, как начинается рассвет.

Я тянусь-потягиваюсь каждой клеточкой, каждой жилочкой, как потягиваются маленькие дети. Бабушки говорили – растут. И ещё помогали им тянуться, ручки, ножки вытягивали-расправляли.

Я тянусь, а сама думаю – расту. А мне уже восьмой десяток.

Кто-то скажет, а тело-то зачем тянется? Оно уже не растёт.

Может и не растёт, но постоянно меняется. Спасение в теле. Все воины знают, растяжка мышц необходима. Иначе в тканях тела накапливается всякая дрянь, которую потом ничем не выгонишь.

Замечали ли вы, что люди к старости становятся раздражительны. И слово “раздражительны” точно передаёт картинку. Человек в гневе начинает дрожать в полном смысле этого слова, а уж руки в старости дрожат у всех.

У воинов руки не дрожат никогда, зрение не слабеет, остаётся, как у орла. И никаких признаков слабеющего ума.

Кстати, воины никогда не гневаются. Гнев правды не сотворит, только приблизит смерть.

Но человек не всегда может собой управлять.

Есть и молодые люди, которые в гневе начинают вибрировать, но благодаря некоторым собственным усилиям и помощи знающих людей они с этим недугом справляются.

Со временем они научаются собой управлять с помощьюголовы, которая высоко, а не хвоста, который низко. Но и хвост тоже помогает иногда.

Вспомним про Trim Tab. Я о нём уже не раз рассказывала.

Они учатся делать многое малым, пока регуляция не станет автоматической, что и означает делать всё – ничем.

To do "more and more with less and less until eventually you can do everything with nothing."

Так человек учится говорить. Шаг за шагом, пока не осознает свою человеческую суть и свой долг.

А потом язык уже сам знает, что говорить, а рука – что писать.

И никакой мистики.

Рассмотрим ещё раз нашу картинку.

Вот человек начинает движение и думает, что его жизнь вполне предсказуема: “My life is so predictable”.

Но постепенно события непредсказуемо ускоряются. Ещё рывок и ты неожиданно взлетаешь.

“O, I did not expect this”. (Не ожидал)

 

Тот, кто совершил экспоненциальный взлёт, говорит нам: "Будущее уже здесь".

Кто угодно может спорить, что никакого взлёта нет. Я с ними спорить не буду.

Сегодня в восемнадцатой притче Соломона я прочла:

"Смерть и жизнь во власти языка, и любящие его вкусят от плода его". (Притчи)

Новый язык – это толчок за пределы собственного горизонта, устремление, действие.

La mouvement, c’est le vie.

    

Это встреча устремлённых друг к другу энергий, свободных, активных и способных к сотрудничеству.

То же происходит и с человеком. Постижение нового языка и есть толчок за пределы, добровольный и любовный. Никакого принуждения здесь быть не может.

Награда за взлёт – благодать.

И два крыла для взлёта: устремлённость и свобода, о которой человек мечтал всегда.

Бог Сам пришёл к человеку, и сказал: "Я сделаю тебя свободным".

Но человек сказал: "Я сам". И сотворил своё подобие, робота, который умеет делать только то, что в него вложил сам его изобретатель. Он уже многое может, очень многое. Чудесная игра!

Чем бы дитя ни тешилось, только бы не училось на человека.

Иначе ему, змеиному отродью, конец.

    

 

The rest is silence


 

“Не верь, не верь поэту, дева…”

  Автор:
  12

    

Это начало известного стихотворения Фёдора Тютчева. И я очень хорошо понимаю, за что Пушкин, чистая душа, не любил Тютчева.

Десятки статей написаны на тему, кому верить, кому не верить, а я расскажу вам историю.

Был у нас в прошлом веке поэт, хорошо известный всем. Имя называть не буду.

Давно известно, поэт что ни напишет, всё о себе, любимом. Парадокс заключался в том, что он писал нежные самовлюблённые стихи, а сам при этом был уродлив до безобразия.

И так случилось, что в него влюбилась женщина, тоже не красавица, но завороженная его возвышенными стихами.

Некоторое время они, так сказать, любили друг друга, писали друг другу письма, и он даже подумывал жениться на ней, но вовремя одумался, представляя себе, как ему придётся кормить ораву детишек, да вечно озабоченную и уже не влюблённую жену. Нет, это не для поэта.

И открытым текстом он сообщил ей, что женитьба в его намерения не входит, и что они решительно расстаются.

Они рыдала, умоляла его видеться хотя бы "просто так", но он был неумолим. И вскоре, получив дворянское звание, поправил своё состояние, удачно женился, и всё у него было хорошо.

А через некоторое время, когда он справился о прежней возлюбленной у кого-то из приятелей, ему сказали, что она трагически погибла, заживо сгорев в своём доме.

Говорят, что каждый получает по заслугам. Поэта стали одолевать болезни. Его мучали приступы удушья, он почти ослеп. И, устав от болезней, он предпринял попытку самоубийства, после которой получил инфаркт и вскоре скончался.

Удивительно, что все знают древнюю мудрость “Memento mori”, но мало кто знает, о чём она. Бесполезно говорить глухому о смертных грехах и неотвратимости воздаяния.

Кто виноват в этих двух страшных смертях? Вся наша культура и искусство наполнено такими ужасными историями.

Спросите любого, что происходит, вам ответят: C'est la vie.

Сейчас уже никто блудницу не будет побивать камнями. А случись что-нибудь подобное, пожмут плечами и скажут:
     C' est la vie. Несчастная любовь была всегда.

И это именно женщины говорят: "Я не могу противиться любви". Помните про эту несчастную розу, которую погубил червь в стихотворении Уильяма Блейка?

Чтобы спасены были Ева и Адам, утратившие единство и вынужденные вновь его искать, им было сказано:

Евесемя змеиное, соблазнившее их, жалить в голову, а ему, семени этому, жалить её в пяту уязвимую, чтобы лучше старалась.

Адаму же в это время в поте лица своего возделывать землю, из которой он взят.

С Богом не поспоришь.

Не нравится семени змеиному, проросшему в Адама, что его в голову жалят, да и кому понравится.

Однако только жене это позволено. Жена не поклонница, а помощница.

Блудница не станет терпеть. Соединение двух в одно – это болезненный процесс, трудный. Только любовь может его претерпеть.

Но в новом тридцать девятом сонете Великого Барда происходит обратный процесс – освобождения их друг от друга. Да так, чтобы уходящий ушёл, но остался.

Этот процесс тоже требует от обоих великого искусства. Оно похоже на троекратное переливание крови от одного к другому.

Во время обряда венчания батюшка трижды переодевает им кольца друг друга, как бы символизируя этим постоянный обмен энергией и информацией, чтобы плоть стала едина. А потом и голову новую получат.

Так, держась Главы, и тела у каждого исцелятся. Было два раба, а стало два свободных. Свободных от греха.

В какой научной книжке вы это прочтёте? Это только жизнь научит, да и то не всех.

Тут надо и словом владеть, и молчанием. Как говорила одна замечательная женщина-дирижёр, "в музыке главное – это пауза". Чуть недодержишь или передержишь, и ритм будет нарушен.

Апостол Павел выразил это тоже в художественной форме: "Мы чувством имеем навык различения добра и зла"

А навык – это школа. Работа в условиях строгого ограничения.
 

Вот мы и учимся.

Читаем 39-й сонет Великого Барда.