Супергений

  Автор:
  35

    

Есть в английском языке потрясающая идиома – tailspin.

Говорят, что идиомы надо запоминать, а не пытаться разгадать. Но нет никакого смысла их запоминать, если не знаешь сути, даже, если переведешь слова. Tail – хвост, spin – кручение, верчение (за хвостом).

Только русский язык догадался, когда придумал слово вертихвостка. На самом деле идиома tailspin означает – опускать руки.

Ситуация безнадежна. Бегать за собственным хвостом, от тебя убегающим, бесполезно. Вот руки опустились.

Идиома tailspin разгадывается только теми, кто уже крутился за своим хвостом, но вовремя одумался, а не пошёл лечиться к "специалистам".

"Специалисты" никогда не переведутся, как те самые worms, от которых спасался бегством Шекспир.

Too clever by half все запомнили, но вряд ли поняли.

А наш супергений Пушкин понял, и тоже ничего не объяснял. Он написал знаменитую нынче эпиграмму на "специалиста" Гнедича, целый год переводившего Гомера, его знаменитую Илиаду.

    Крив был Гнедич поэт, приложите слепого Гомера,
    боком одним с образцом схож и его перевод.
                                                                      А. С. Пушкин

Гнедич тоже был too clever, но by half.

Кто не понял, я не виновата. Это для особо одарённых. Шекспир наверняка понял.

Кстати, если кто-то соскучился по подлинному Шекспиру, читайте вслух вместе со мной сонет 76.

Там как раз про "специалистов", которые утверждают что Шекспир писал на староанглийском языке (old English), который имел силу до середины 12 века. А Шекспир только родился в середине 16 века. Вот и верь после этого людям.

Смело читайте, он писал на безупречном современном английском языке.

А я прощаюсь с вами, дорогие наши читатели, до новой встречи.
 


 

Пытка

  Автор:
  34

    

Читать Шекспира – это пытка, только не для специалистов. Такая легкость в мыслях, как у Хлестакова!

Все врал и врал, а дамы, как одна приятные, им восхищались.

Не Гоголь сам придумал, Пушкин подсказал. У Гоголя на юмор был талант особый. И реплика последняя в финале "Над кем смеетесь!"  – всем нам приговор.

Действительно ли трудно читать Шекспира? Да, это правда.
Никто, кроме хлестаковых, не скажет, что подлинник прочёл.

Нас воодушевил язык английский, мудрый и коварный.

А в русском нет коварства. Он прост, как правда.

Слово безбожник или слово совесть где еще найдешь?

Но есть в английском удивительное слово blame. Бессовестного вмиг в тупик загонит.

Blame – это и ответственность, и вместе с тем вина.

За руку схватят, к стеночке прижмут, что не отбрешешься, поверьте.

Но совесть – это дар другой. Дается свыше далеко не всем.

    На том стоит и наш язык, на том стоит.
    И всем бессовестным испортит аппетит.
    У них ведь тоже есть душа, какая-никакая.
    И враг стоит, не понимая.
    Любить врага не значит с ним брататься,
    но наблюдать, глаза ли будут открываться
    иль снова рот откроет, чтоб брехать,
    и над словами честными открыто хохотать.
 

На этом я с вами прощаюсь до новой встречи,
дорогие наши читатели.
 


 

Сила вещей

  Автор:
  43

    

Люди, не терпящие неряшливости в работе, не могли пропустить мимо ушей последнюю фразу, произнесённую Гамлетом:
     The rest is silence.

У всех, с легкой руки наших переводчиков, сознание осталось: "Дальнейшее – молчание".
Но это переведено с точностью до наоборот.
Мы читаем подлинники. У Шекспира после этих слов Гамлета идут слова Горацио, человека-инкогнито, о котором точно никто ничего, кроме Гамлета, не знает.

   Horatio: Now cracks a noble heart. — Good night, sweet prince.
                  And flights of angels sing thee to thy rest!

Открытым текстом у Шекспира слово rest означает отдых, а не дальнейшее.
И всё происходящее в "Гамлете" приобретает совершенно другой смысл, чем то, что театры и переводчики предлагают нам.

Та же история, что и с сонетами Великого Барда.

Так и хочется сказать нашей русской поговоркой: "Не в свои сани не садись", не то "коготок увязнет, всей птичке пропасть".
Но наши не пропадут. Эти уйдут, придут другие. А неведающих даже Бог прощает.

Может это и хорошо, что люди перестали читать. Даже студенты переписывают друг у друга истлевшие лекции истлевших профессоров. Есть и молодые педагоги, их не запишешь. Нужно слушать и задавать вопросы, но без споров и дискуссий, а для собственных размышлений. Но и это не выход. Сила вещей влечёт к действиям.

Как сказал наш президент, пришло время волонтёров.

     Volontaire (фр.) – лицо, добровольно поступившее на военную службу.
                                   Здесь мало желания, нужен талант.

Волонтёры в миру – это добровольно взявшие на себя ношу "специалистов". Но делающие это с огромным желанием.
Воля – корень этого слова.

Волонтёры – альтернатива профессионалам?

И армия профессиональная, и учителя – профессионалы.
Так научат, что для собственной мысли места не останется, потому так все рвутся учиться в Англию.

А нас плохо учили, зато мы учились сами тому, что было нужно. Нужно нам, нужно стране.

Потому мы будем впереди планеты всей.
Сила вещей!