ЧИТАТЬ МЕЖДУ СТРОК

  Автор:
  33

  

В старое доброе советское время были очень интересные журналы для взрослых. Например, журнал "Химия и жизнь".

В нём было немного про химию, и много про жизнь. И то, что про жизнь, было невероятно интересно, хоть и требовало умения читать между строк. Так мастерски было написано, что никакая цензура не докопалась бы, если бы и захотела.

Какие там были авторы, какие имена! До сих пор храню эти журналы. Открываю снова и не могу оторваться.

Нынешние авторы сообщают какие-то сведения, приводят какие-то факты, но всё это серо, безвкусно, неинтересно.
Эти статьи несут нулевую информацию, в которой нет никакого смысла.

Советскому читателю незачем было мыслить. За него и мыслили, и решали другие. В этой обстановке и рождалась литература абсурда.

Чего стоил один только Даниил Хармс, который писал небылицы для детей.
Помните?

     ИЗ ДОМА ВЫШЕЛ ЧЕЛОВЕК

     Из дома вышел человек
     С дубинкой и мешком
     И в дальний путь,
     И в дальний путь
     Отправился пешком.

     Он шел все прямо и вперед
     И все вперед глядел.
     Не спал, не пил,
     Не пил, не спал,
     Не спал, не пил, не ел.

     И вот однажды на заре
     Вошел он в темный лес.
     И с той поры,
     И с той поры,
     И с той поры исчез.
    
     Но если как-нибудь его
     Случится встретить вам,
     Тогда скорей,
     Тогда скорей,
     Скорей скажите нам.

А вы его не встречали?

"Мысль легче воспринимается, если они производит шокирующее впечатление, создаёт интеллектуальное напряжение," – писал один из исследователей этого феномена В.В. Налимов.

Ключевая составляющая знаний – именно скрытое знание, необходимость их извлечения из глубины. Скрытым знанием нельзя управлять, можно только побуждать человека к его поиску.

"Выживают только параноики", – так называется книга Эндрю Гроува о стратегии поведения в кризисные времена.

Вот и Спасителю нашему психиатры давно уже поставили диагноз: "Паранойя".

А язык, наш верный и постоянный учитель, знал об этом всегда. Доказательства на каждом шагу. Но только для тех, кто научился добывать сокровища самостоятельно, освободившись от власти слов, и не веря ничему, кроме собственных прозрений.

К примеру, мы читаем выражение "to go into a tailspin" (про экономический кризис):
   tail – хвост;
   spin – вращение.

Мгновенно включается воображение. Вы видите, как собака кружится за своим хвостом, фактически кружит на месте.

   Tailspin – это не идиома, это метафора.

Посмотрим в словарь: tailspin – войти в штопор.
Штопор – это неуправляемое (out of control) движение самолёта, очень часто заканчивающееся падением.

Согласны ли вы, что tailspin – это штопор? Ещё это слово переводят как хаос, паника, ситуация вне контроля.

Can the dog pull out of the tailspin?
Разве собака в панике? Это для неё игра.

А человек использует сценарное планирование, как на сцене в театре, во время непредвиденной ситуации.

Действие должно быть неожиданным и парадоксальным. Оно должно быть точным и кратким.

Тут нужны креативно мыслящие люди. Пусть кто-то назовёт их параноиками.

Нам, читателям, немного повозиться с этой метафорой, забыв про реализм, и жизнь заиграет яркими красками, а мы научимся чему-то новому.

Нужно как можно раньше показать детям, что такое нулевая информация. Это, когда тебя чему-то учат, а тебе уже заранее ясно, что будет дальше.

Напрасно потерянное время.

Чтобы ученик не остался с нулевой информацией, нужно, чтобы "one never knows what one is going to say until one has said it".

Правильная загадка никогда не бывает запоздалым раздумьем.

"The Riddle, as originally invented, had no answer at all."

Потому так жалко выглядят попытки трактовать то, о чём даже автор не смог бы сказать больше, чем он сказал.

Нам остаётся только открывать уши.

На этом я прощаюсь с вами


 

Уходя, уходи!

  Автор:
  48

  

Идея фикс – то, что не даёт покоя и заставляет человека постоянно искать подтверждения этой своей всепоглощающей идее.

Например, человек думает, что весь мир сошёл с ума. И он находит подтверждение этому каждый день.

Что ему остаётся? Бежать!

Он открывает Библию и читает: "Беги!".

И тут же мы вспоминаем слова царя Бориса у Пушкина:
   "И рад бежать, да некуда… Ужасно!
     Да, жалок тот, в ком совесть нечиста".

"Беги!" было сказано праведному Лоту, который действительно бежал вместе с женой и дочерьми.

Но жена совершила роковую ошибку: оглянулась на гибнущий Содом и окаменела, превратившись в соляной столп.

    

Уходя уходи!

Главное условие исхода из мира – всё оставить позади без сожалений. Это и значит умереть для мира.

Смерть для мира – дело не добровольное. Это удел избранных, людей способных для прорыва в иную реальность, в царство небесное.

Что такое в действительности "царство небесное" знают только люди инкогнито, которые проходят дальше и заходят уже с другой стороны не во внешнюю тьму, а вглубь, в самое сердце мира, и там уже встречаются с теми, кто готов бежать, чтобы не возвращаться "во тьму внешнюю".

Одним из этих загадочных певцов иного мира был Шекспир, который тоже может сказать словами Гарсия Лорки: "Меня не отыскали, нет, не отыскали".

Моя идея фикс заключается в вопросе, почему люди, читающие Шекспира не испытывают угрызения совести, переводя его на другой язык, когда у Шекспира написано одно, а в переводе – совсем другое.

Вот пример:
    All the world’s a stage, (Весь мир – подмостки.)

Это начало монолога Жака из комедии "As You Like It":

   All the world’s a stage,
   And all the men and women merely players:
   They have their exits and their entrances;

А это конец монолога:

   Last scene of all,
   That ends his strange eventful history,
   In second childishness and mere oblivion
   Sans teeth, sans eyes, sans taste, sans everything.

Перевода не даю. Интрига остаётся.

Сколько переводчиков, столько версий.

Что же на самом деле сказал Жак в комедии "As You Like It"?

Никто не может понять Жака, если он не понимает смысл всей этой Шекспировской мистерии с переодеваниями и превращениями. Шекспир вовсе не так прост, как это казалось, например, Толстому или Бернарду Шоу.

Шекспир знает не теоретически о втором рождении с его вторым детством (second childishness) и утратой воспоминаний (mere oblivion).

Но, если переводчик об этом ничего не знает, он и читает не то, что написано. И ничего тут не поделаешь.
Тут тайна.
Но сказано, что "нет ничего тайного, что не стало бы явным".

Ждём-с!



 

Альтернатива

  Автор:
  36

  

Представьте себе, какой это ужас – жить в безальтернативном мире, когда в нём есть только одно, и нет другого.

Вы встречаете человека, который во всём похож на вас: думает так же, любит то же, что и вы, не любит то же, что и вы, и даже говорит те же слова.

Сначала вы в восторге, вот счастье, наконец-то нашёлся единомышленник. А потом вам начинает не хватать воздуха.

Любители афоризмов тут и вспомнят гениального Вольтера, который сказал: "Если бы Бога не было, Его следовало бы выдумать". За это его совершенно справедливо назвали вольнодумцем.

И вот появился Другой, речам Которого дивились все, кто Его слышал. И до сих пор дивятся.

    

Одни дивятся, другие ненавидят. Тоже альтернатива.

А человек всё равно будет недоволен и теми, кто дивится, и теми, кто ненавидит. Почему?

Да потому что это всё слова, слова, слова.

Человеку дорого только то, что открыл он сам. Это – его собственное достояние. И то, что он открыл сам, не может быть ошибкой, даже если вскоре он обнаружит, что его открытие тоже имеет альтернативу.

И снова он на распутье, куда идти дальше. Три дороги для былинных героев: идти направо, налево или прямо.

На самом деле выбор из трёх ещё сложнее, но это не мужской выбор. Грамматика, риторика или логика (тривиум).

И только хитрый женский ум сумел из трёх прядей сплести одну косу.

Смогла из трёх, сможет и из пяти, и из семи, добавив к трём ещё четыре, арифметику, геометрию, астрономию и музыку, и назвав этот симбиоз искусством (квадривиум).

    

И женщина, владеющая искусством, не говорит "слова, слова, слова", но Слово, которым и сама она была сотворена. Тогда-то Слово впервые стало плотью.

Вот и стала она Матерью всех живущих.

Женщина была Матерью и нашего Спасителя.

И никакой лукавый не может победить Женщину, способную родить Бога.

Вот пример:

Один очень ученый господин, конечно же, считающий себя самым умным, и написавшим множество книжек обо всём на свете, добрался, наконец, и до Библии:

"Тот факт, что Библия явно узаконивает мужской шовинизм и явно осуждает женщину за её особую и великую вину, был источником многих бед и несчастий в тех обществах, где Библия воспринималась как вдохновенное слово Божье!" (Конец цитаты)

Станет ли женщина, способная родить Бога, спорить со "специалистом", кто первый появился, курица или яйцо?

Да ни за что!

Это философы пусть спорят.

А мы снова обращаемся к Шекспиру.

     The other two, slight air and fire,
     Are both with thee, wherever I abide;
     The first my thought, the other my desire,
     These present – absent with swift motion slide.

                                                                 Сонет 45

Великий Бард называет slight air (лёгкий воздух) своей мыслью (my thought) and fire (и огнём).

А дальше читайте сами. Женское искусство заключается в умении чередовать молчание и Слово.

А по поводу узаконенного мужского шовинизма ни одна женщина, владеющая этим искусством, спорить не станет.

Пусть "специалисты" пребывают в неведении.

Любовь не превозносится.

А я прощаюсь с вами до следующей встречи.