А судьи кто?

  Автор:
  29

    


Есть одна уникальная картина, написанная голландским художником Карелом ван Мандемом (16 век).

На ней изображены двое играющих в шахматы.
Один – драматург Бен Джонсон, другой – Уильям Шекспир.

Специалисты комментирует это так:
"Начитанный, столичный интеллектуал Джонсон играет белыми против малообразованного, провинциального, но величайшего поэта всех времен".

Как режет слух слово поэт! Для Шекспира оно не годится. Нужно совсем не иметь лингвистического слуха чтобы называть Великого Барда поэтом.

Вряд ли они представляют себе масштабы личности Шекпира, потрясающего копьём.

"Специалисты" думают, что им виднее, кем он был на самом деле.

Оценить Шекспира по достоинству может только такой же человек-инкогнито, как и он сам. Человек, находящийся с ним в одном измерении. Гёте, например. Хотя и его называют "поэтом" из-за недостатка воображения.

Бен Джонсон, тоже известный драматург, пишет, как он поучал "малограмотного провинциала" Шекспира, что правильно, а что неправильно в его исторических пьесах.

Пример. Трагедия "Юлий Цезарь".

"Я никогда не поступаю несправедливо, если для этого нет достаточных оснований", – говорит Кассий, один из организаторов убийства римского императора Юлия Цезаря (1в до н.э.).

"Как можно! – говорит Бен Джонсон. –Этими словами ты оправдываешь убийцу!"

Странная логика.

Бен Джонсон знает, как надо, а великим драматургом стал Шекспир, провинциальный и малообразованный!

До сих пор спорят и ломают копья, как такое может быть!

Но если бы они открыли 1-ое послание Апостола Павла Коринфянам, может быть, прикусили бы языки.

Давно известно, что всякое действие рождает противодействие.

Противодействие при работе с текстом – это необходимость остановиться и вернуться к началу. Сделать ещё несколько попыток ухватить суть, и снова вернуться к началу, и, не оставлять, пока не прояснится в голове.

"Активность, – писал Н.А. Бернштейн, – важнейшая черта всех живых систем. И для достижения человеком запрограммированной организмом определённой цели, необходимо преодолеть сопротивление среды."

Это и есть работа в условиях строгого ограничения. Ни шагу дальше, пока задача не будет решена.

"Ничего себе, – скажете вы, – где столько времени взять?"

А я вам скажу: "Тише едешь – дальше будешь".

С этого момента мы начинаем приближаться к миру иному, а он приближается к нам.

Противодействие – это когда текст оказывает нам сопротивление. Только так можно научиться читать, а не когда вам манную кашу предлагают вместо твёрдой пищи.

Он говорил: "Мы знаем, кто мы есть, но не знаем, кем мы можем быть".

Но это не случается по собственному произволу, это просто случается или не случается.

Главное в этом деле научиться молчать и слушать.

Волшебство шекспировских сонетов заключается в том, что Великий Бард точно знает, как люди объединяются в необъявленные, но истинные пары, которых никто увидеть не может, раз они могут жить даже в разных веках, в разных городах и странах.

    

Цветок, который вырастает из асфальта, не может расколоть цементный монолит, но он может найти даже маленькую трещинку и, стремясь к жизни, вырваться на свет.

Жизнь – это не цементный монолит. И не нужно щёлочку искать. Есть дверь, но такая узкая, что никакая ложь туда не протиснется. И эта дверь была открыта для людей всегда, от сотворения мира, хоть и закрылась для Адама в роковой час, но и он был спасён.

Всё, что нужно человеку для жизни, он получает даром.

"Даром получили – даром давайте". (Матфей гл.10:8)

Вот и Шекспир всё, что ему было нужно, получил даром. Пусть попробуют получить даром то же, что и он, "специалисты" по Шекспиру.

А мы читаем новый сонет. Теперь мы будем учиться работать со словарём в условиях строгого ограничения, чтобы увидеть, какое это увлекательное занятие. И вы увидите, что значит ходить по воде и не тонуть.

Пусть философы лезут в глубины, туда, где света нет. Не случайно Фауст у Гёте был учёным-философом.

Easy does it!

Читайте и слушайте сонет 61>>>

В этом мире ином, в котором Великий Бард ещё долго ходил по земле, и нас уму-разуму учил, чтобы мы бодрствовали, он был не один, а с теми, кто плодов запретных не ел и не был изгнан во тьму.

Биографы Шекспира видели только его внешнюю жизнь, потому и написали столько вздора.

Слова вздор и вздирать одного корня. Вздирать в русском языке значит очищать ствол дерева от верхнего слоя, коры и всяких повреждений.

Внутренний же мир человека, постигшего суть человеческой жизни, Шекспир завещал потомству в своих подлинных сонетах, а не в переводческих подделках, которые и называют по-английски necessary evil, необходимым злом, чтобы нам учиться истину от подделки отличать.

Говорил же Апостол Павел: "Мы чувством имеем навык к различению добра и зла".

Если бы я не читала переводов, и не чувствовала их фальши, я бы не взялась за подлинники.

Какой-то молодёжный театр сделал постановку сонетов по переводам, и назвал её – "Сон это".

С каким восторгом журналисты об этом писали!

Но кто-то, может быть, одумается со временем. Только для этого нужно уйти из стада, если его призовут, в малое стадо, чтобы никому не обидно было. Там другая школа, и другие уроки в условиях строгого ограничения.

А, если не призовут, так и останутся на всю жизнь в большом стаде. Там молчать не надо. Говори, что хочешь.

Но, если ты царство не призываешь, то и оно тебя не призовёт. А будешь призывать, оно и спустится к тебе, когда научишься молчать.

Молчать – значит, не говорить ничего лишнего. "Не
умножать сущностей сверх необходимого"
. (Бритва Оккама)

Скажешь о царстве людям, они за зеркало заглянут, а там – ничего. Nought.

    

Всё, пора и мне замолчать.

Но хочу вам ещё раз напомнить, что слова thy, thee,
thou – это обращение к тебе как к спутнику, как к заслуженному собеседнику, а не к своему двойнику, увиденному в зеркале.

А я прощаюсь с вами до следующей встречи.

 


 

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос