И гений, парадоксов друг

  Автор:
  118

     О сколько нам открытий чудных
     Готовят просвещенья дух
     И опыт, сын ошибок трудных,
     И гений, парадоксов друг,
     И случай, бог изобретатель…
                                       А.С. Пушкин

    

Пушкин был гением, а для гения – “друга парадоксов”, и парадоксы должны быть гениальными, а не просто логическими противоречиями, которые сразу могут быть и не обнаружены.

Не был бы Пушкин гением, если бы он не оставил нам примера такого гениального парадокса.

Восьмая глава романа в стихах “Евгений Онегин”.

Эпиграф из Байрона.

     Fare thee well, and if for ever
     Still for ever fare thee well.

     Прощай, и если навсегда,
     То навсегда прощай.

Евгений пишет письмо Татьяне, которая уже замужняя дама:

В нём он полностью отдаёт себя на милость победителя. Но, возможно, это не предсмертные муки, а открытие себя к жизни.





“…Внимать вам долго, понимать
Душой все ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть… вот блаженство!

Это замечательно правильный парадокс – в муках испытывать блаженство.

Есть парадоксы-тупики, а гениальные парадоксы открывают путь к жизни.

Но это не простые муки. Это те же самые, в которые нас посвящает Шекспир.
Это – муки к жизни. И оба гения и Пушкин, и Шекспир это знают:
Жизнь динамична, она не терпит застоя.

Но, в отличие от Онегина, Шекспир никому себя не вручает. Он и есть, то самое fairest creature, которое способно расти и расширяться, как цветок растущий сквозь асфальт (читайте первый сонет).

Все повторяют: “Движение – это жизнь”.
Но это движение к свету.

    
    

Вот растение выросло на пне.
Неужели они умнее человека?

Как говорил Козьма Прутков, “как много таинственного в природе”.

А логический парадокс – это изобретение лукавого, уверенного, что всех обвёл вокруг пальца: С одной стороны, с другой стороны… как часто мы это слышим. Бег на месте.

Говорят, что мир парадоксален, и становится по мере прогрессирования болезни всё более парадоксальным. И диагноз этой болезни поставил ещё Шекспир:

Называется она словом: Words, Words, Words! (слова, слова, слова). Даже в повторе этого слова мы слышим, как бьётся мысль человека.

Гений – это другое дело. Гений слов не говорит. И тайны не открывает. И Шекспир эту тайну знал, но молчал, потому что тайна не терпит испытания.

Гения поймёт только тот, кто сам эту тайну знает.

Вот и Онегин, похоже, прикоснулся к этой тайне, иначе, зачем было Пушкину посвящать ему целую книгу.

И Гамлет эту тайну знал.

Интересно, что люди понимают больше и читают лучше, чем “специалисты”.

А Шекспир сумел молчание вплотить в Слово, а не в слова. За это его и назвали Великим Бардом.

The rest is silence.
А мы читаем новый сонет>>>.


Не уходите, почитайте ещё:

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос