Нельзя, но очень хочется

  Автор:
  121

    

Удивительный факт – люди всё ещё пытаются изобрести вечный двигатель, хотя давно уже никакие патенты к рассмотрению не принимаются.

Раз и навсегда сказано: вечный двигатель невозможен. И тем мне менее энтузиасты продолжают настаивать на своём и будут продолжать.

Люди так устроены – нельзя, но очень хочется.

Есть ещё одна подобная загадка природы, это сонеты Шекспира. Кто только ни брался их переводить, трактовать, превозносить, критиковать и спорить.

С появлением Интернета любой желающий может напечатать всё, что ему заблагорассудится. И новых переводов появляется всё больше. У меня и в мыслях нет о них говорить. Интересно другое – что в этих сонетах так манит энтузиастов?

Мне кажется, что они не могут удовлетворить своё любопытство. Вроде, всё понятно, и в то же время ничего не понятно. И они пытаются присочинить то, чего там нет, и успокоиться, наконец.

Так хочется, чтобы не было в мире никаких тайн. Иначе свихнуться можно.

А я использую сонеты Великого Барда, как гадательную книгу. Открываю на любой странице, и тот стих, который на меня смотрит, даст мне ответы на мои вопросы.

На днях открываю я книгу и вижу "Sonnet 90". Оказался тот самый, из которого сделали романс для известной нашей эстрадной певицы.

И я принялась со вниманием его исследовать. Сделала подстрочный перевод. И со всей ответственностью заявляю: Как нельзя изобрести вечный двигатель, так нельзя перевести сонеты Шекспира ни на один язык мира, будь ты хоть трижды гений.

Получается нечто совершенно невразумительное, что, наверное, и заставляет переводчиков-добровольцев сочинять что-то своё, чтобы не сойти с ума.

На самом деле, это внятное наставление Воина ученику.

    

Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы слышать, что всё сказано в повелительном наклонении: hate me; make me bow; do not drop in; come in; give not, do not

Прочтите это вслух, и послушайте интонацию, которую диктует сам стих.

Железная воля Учителя, которая предостерегает ученика от смертельно опасных ошибок.

Так предостерегал Спаситель будущего Апостола Петра: "истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде, нежели пропоёт петух, трижды отречёшься от Меня". (Евангелие от Матфея гл.26)

Если смотреть на тексты сонетов с высоты Евангельской истины, то откроется всё.

Известно, что Великий бард не давал своего разрешения печатать сонеты. Это сделали против его воли, и сделали те, кто сами ничего не поняли.

Кратко расскажу вам, о чём Шекспир хотел нам поведать.

Представьте себе крест. Горизонтальная перекладина – это мир, в котором живут люди.

Вертикальная перекладина – это путь воина до точки невозврата, которая находится в месте пересечения двух перекладин. Задача воина – пройти сквозь точку невозврата, как семя прорастает сквозь землю, и выйти наружу, на свет.

Естественно, мир сопротивляется и пытается воина не пустить, что в свою очередь укрепляет силы растущего стебля и, сам того не ведая, совершает благое дело. Потому и сказано:

"Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас". (Евангелие от Матфея гл. 5)

Рядом с ним другой стебелёк, которому тоже предстоит пройти тот же путь, о котором он ещё ничего не знает. И когда этот стебелёк видит, как сгибается под гнётом старший, ему становится страшно.

    

Вот Спаситель говорит на Тайной Вечери: "Говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня" (Лк. 22:34). И Пётр действительно отрёкся от Учителя после Его ареста. Но вспомнил потом Его слова и устыдился.

Самый мощный удар, который наносит судьба Воину, это отречение учеников, с которыми они уже становятся единой плотью. Это – самый большой удар в совместном пути. Этот сонет служит предостережением тем, кто уже готов к предательству. А ночь в Гефсиманском саду – кульминация этих событий.

Впрочем, читайте сами.

Все сонеты вместе с Евангелием – единый объёмный гипертекст, сеть, имеющая множество узлов связи. Может, теперь вы догадаетесь, почему Ученики Христа были названы рыбаками, а не каменщиками, строящими Вавилонскую башню.

     Sonnet 90

     Then hate me when thou wilt; if ever, now;
     Now, while the world is bent my deeds to cross,
     Join with the spite of fortune, make me bow,     
     And do not drop in for an after-loss:    

     Ah, do not, when my heart hath 'scoped this sorrow,
     Come in the rearward of a conquer'd woe;
     Give not a windy night a rainy morrow,
     To linger out a purposed overthrow.

     If thou wilt leave me, do not leave me last,
     When other petty griefs have done their spite
     But in the onset come; so shall I taste
     At first the very worst of fortune's might,

     And other strains of woe, which now seem woe,
     Compared with loss of thee will not seem so.

Читать его надо медленно не один раз, и не один раз к нему возвращаться.

В следующий раз я прочту его вслух.

Всё, до новой встречи перед Рождеством.
 


 

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос