…А что Вася?

  Автор:
  79

  

А Вася тут же и объявился. Иначе и быть не могло, последнее слово, как всегда, должно было остаться за ним.

Обычно он ругался и возмущался, не в силах сдерживать эмоции. Но на этот раз он ответил коротко: "Иду по вашим следам".

Эх, Вася, Вася, зря ты ищешь наши следы. Сказано, "если ведёте кого в плен, сами в плену и окажетесь".

Потому мы в плен никого и не ведём, только к свободе.

А лукавство твоё, Вася, белыми нитками шито. Не можешь ты идти по нашим следам, мы следов не оставляем. Ты не можешь нас видеть. А мы тебя видим очень хорошо. Нам сверху всё видать.

Взлёт по экспоненте. Высший пилотаж.

Спаситель говорил ученикам, что "Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел".

Ещё бы, как тут поверить, какой взлёт! Безумие! По земле бы научиться ходить – не падать.

А ты думал, Вася, это ты – охотник?

Better the last smile than the first laughter.

Настоящий воин Дон Хуан у Карлоса Кастанеды называл таких охотников мелкими тиранами, даже не мелкими, а мелюзговыми тиранишками. Они, как комары, пока не прихлопнешь, не отстанут.

Но для настоящего воина мелкие тираны – это находка.

Было немало желающих к нам прицепиться, но после первого же щелчка, они исчезали. А Вася почешет, почешет в затылке, да и за старое. Понравилось, видно. Увидел, что насмерть не бьём.

А я отрабатывала стиль воинской атаки. Он тоже пытался писать какие-то убийственные стишки, да всё мимо.

Я никогда не подставлялась, он же сплошь и рядом. Не срабатывал у него инстинкт самосохранения. Всё надеялся на мою "душевность", в то время как я со своей душевностью как с необходимым злом (necessary evil) давно рассталась. И глаз у меня был верный.

А бессмертный дух, который был прежде всех времён, дышит, где хочет.

Когда Спаситель наш произнёс своё последнее слово "Свершилось", в тот момент он и расстался с душевностью навсегда.

Являясь ученикам неоднократно уже после известных событий, Он и преподавал им уроки свободного дыхания.

Слухи о Его смерти, как сказал один остроумец, были несколько преувеличены.

Трудные это были уроки. Но только после них ученики Христовы, будущие Апостолы, обрели дар речи.

А я дарю вам древнюю латинскую поговорку:
     Ad impossibilia hemo oblugatum.
    (К невозможному никого не обязывают.)

В новом своём эссе в нашей школе самообразования я расскажу читателям о том, что по этому поводу думает наука.

    

До встречи!


 

Оставьте ваш комментарий или вопрос