Другая дорога

  Автор:
  62

   

Иерархии есть везде, в науке, в искусстве, среди писателей и среди людей – всюду, где может возникнуть конкуренция.

Однако, есть люди, которые ни с кем конкурировать не хотят и не собираются.

Они выбирают себе такой труд, в котором они могли бы быть единственными и неподражаемыми.

Этот труд называется – Любовь, которая никуда не уходит, а только увеличивается год от года.

Каждому доступна такая Любовь, но не каждый может.

Для такой Любви нужен особый талант, который человек должен удвоить, как сказано в притче о талантах.

Тот же, кто данный ему единственный талант, зарыл в землю, будет выброшен во тьму внешнюю, где плач и скрежет зубовный.

Мы читали с вами поэму Шекспира "The Phoenix and the Turtle".

Все переводы и комментарии к этой поэме написаны людьми светскими, мирскими, которым недоступно понимание Любви, о которой писал Шекспир.

Однако продолжаются попытки переводить на русский тексты, недоступные пониманию плотских умов.

Говорил Спаситель своим ученикам об этих людях: "И будут ненавидеть вас, потому что прежде возненавидели Меня".

Так было, так есть, и так будет. Ничего не изменится для этих людей. Они по-прежнему будут пытаться взломать тайну, о которой сказано, что она "велика есть".

Они уверены, что нет ничего недоступного для человека, и готовы придумывать любые небылицы, лишь бы завладеть вниманием скучающей публики.

Но не таковы люди, действительно алчущие и жаждущие правды. Первое, что их отличает от обычных людей, это то, что они умеют читать и разуметь написанное, а не просто буквы складывать, чтобы получались "слова, слова, слова".

Чтобы обычным людям было не так обидно, в их компанию попадают люди весьма именитые. Например, граф Лев Толстой, автор знаменитых романов, который и старцев Оптинских ездил уму-разуму учить, будто самый умный.

Однако, проходит время, и всё встаёт на свои места.

Если человек не ведает, что творит, кто ж его будет за это судить? И судьи тоже грешны.

Если сказано, что мир лежит во зле, то ничего не остаётся делать, кроме как жить так, чтобы зло тебя не заметило и мимо прошло.

Не надо громко возмущаться и увеличивать кричащее зло.

Ему нужно только не потакать (так, так, так). Замечательное слово потакать. По смыслу сходно со словом поддакивать (да, да, да).

Не нужно злу поддакивать или потакать. Оно любит купаться в славе. Просто не доставлять ему этого удовольствия. И сражаться с ним не придётся. Зло тебя просто не заметит. Мимо пройдёт.

Пусть гуляет. Сказано, что это зло неизбежно, или даже необходимо (Necessary evil), чтобы мы бодрствовали. Не спали, то есть, если бодрствует зло.

Пусть зло бодрствует, а мы его в упор не видим, вот взбесится! Зло только и ждёт, что мы на него сейчас с кулаками полезем. А мы – тьфу на него!

Зло думает, всё равно его достану. Ап! А человека здесь уже нет.

Оно в другую сторону бросится за нами. Ап! А нас и тут уже нет. Где уж тут спать!

И Шекспир не спал. Зло пыталось его достать, но только зря старалось. Великий Бард никогда не стоял у зла на пути. Он ходил другими дорогами, по которым зло не ходило никогда.

Не ходило, не ходит, и не будет ходить.

Как увидим, что кто-то за нами идёт по пятам. Только замахнётся, а нас там уже нет. Говорят, уж и белые одежды носит, и на престол пытается сесть, да всё мимо.
 

Мы бодрствуем!

Оставайтесь с нами!



 

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос