The rest is silence

  Автор:
  32

   

     Все говорят: нет правды на земле.
     Но правды нет — и выше. Для меня
     Так это ясно, как простая гамма.

                        А. С. Пушкин "Моцарт и Сальери"

Интересно, выше – это где?

Человек ответит: "Ясно дело, земля – это здесь, где я стою, а всё, что выше – это небо".

Этот человек делит мироздание на два: низ и верх.

На самом деле делить можно сколько угодно. Мироздание огромно и многослойно.

Но мы делим на три. На три основные части: землянебо, а между ними – поднебесье.

Сказано, "мир лежит во зле". Как он лежал "во зле" испокон веков, так и лежит. Человек живёт в мире зла, страдает, и ничего с этим сделать не может.

И приходит к выводу: "Нет правды на земле". Это сказал злодей Сальери в пушкинской поэме.

Интересно, а что сам Пушкин думал о правде?

Есть ли правда на земле?

Мы уже обращались к языку за ответом. И сразу два языка нам ответили: зло необходимо (Necessary Evel), – говорит английский язык, язык Байрона.

Зло неизбежно, – говорит язык Пушкина.

Когда-то Пушкин начал читать Байрона в подлиннике. Только неизвестно, что он хотел найти у Байрона.

Может ли кто-то убедить нас в том, что зло необходимо?

И снова мы обращаемся за помощью к языку. К русскому слову – убеждать, убедить.

У- бед- ить. Корень слова – бед, тот же, что и в слове беда.

Убедить – заставить принять на веру. Другое дело – слово объяснить. Объяснить – обойти вокруг, как бы обнять, и не оставить ничего неясного.

Объяснить это нельзя быстро, сразу ученик не поймёт. Да и знает ли сам учитель, что всё это значит. Не потому ли так раздражают учителей ученики, задающие вопросы?

Но почему бы ему не взять пример со Спасителя, который говорил ученикам: "многое ещё имею вам сказать, но теперь вы не можете вместить".

Когда ученик обнаружит, что цену имеет только знание, добытое самостоятельно, и это знание изменило его так, что прежнее оказалось ложным, он будет стремиться его добывать.

Но перемены, происходящие с учеником, нравятся не всем, особенно близким.

Как говорил Шекспир, "From fairest creatures we desire increase" (Расширение сознания доступно только самым честным). Только алчущим и жаждущим правды.

Так было, так есть и так будет всегда. Время остановилось.

Есть у Шекспира потрясающая поэма на все времена:

     "The Phoenix and the Turtle"

Мы с ней уже знакомы из программы "Я ещё вернусь".

Могучий Феникс, возродившийся из пепла, и Черепаха, превратившаяся в возлюбленную голубку, дарят нам Чудо Преображения в огне любви.

И это не сказка, это то, что может происходить с нами по благословению свыше.

     The Phoenix and the Turtle
     BY WILLIAM SHAKESPEARE

     Let the bird of loudest lay
     On the sole Arabian tree
     Herald sad and trumpet be,
     To whose sound chaste wings obey.

     But thou shrieking harbinger,
     Foul precurrer of the fiend,
     Augur of the fever's end,
     To this troop come thou not near.

     From this session interdict
     Every fowl of tyrant wing,
     Save the eagle, feather'd king;
     Keep the obsequy so strict.

     Let the priest in surplice white,
     That defunctive music can,
     Be the death-divining swan,
     Lest the requiem lack his right.

     And thou treble-dated crow,
     That thy sable gender mak'st
     With the breath thou giv'st and tak'st,
     'Mongst our mourners shalt thou go.

     Here the anthem doth commence:
     Love and constancy is dead;
     Phoenix and the Turtle fled
     In a mutual flame from hence.

     So they lov'd, as love in twain
     Had the essence but in one;
     Two distincts, division none:
     Number there in love was slain.

     Hearts remote, yet not asunder;
     Distance and no space was seen
     'Twixt this Turtle and his queen:
     But in them it were a wonder.

     So between them love did shine
     That the Turtle saw his right
     Flaming in the Phoenix' sight:
     Either was the other's mine.

     Property was thus appalled
     That the self was not the same;
     Single nature's double name
     Neither two nor one was called.

     Reason, in itself confounded,
     Saw division grow together,
     To themselves yet either neither,
     Simple were so well compounded;

     That it cried, "How true a twain
     Seemeth this concordant one!
     Love has reason, reason none,
     If what parts can so remain."

     Whereupon it made this threne
     To the Phoenix and the Dove,
     Co-supremes and stars of love,
     As chorus to their tragic scene:

     THRENOS

     Beauty, truth, and rarity,
     Grace in all simplicity,
     Here enclos'd, in cinders lie.

     Death is now the Phoenix' nest,
     And the Turtle's loyal breast
     To eternity doth rest,

     Leaving no posterity:
     'Twas not their infirmity,
     It was married chastity.

     Truth may seem but cannot be;
     Beauty brag but 'tis not she;
     Truth and beauty buried be.

     To this urn let those repair
     That are either true or fair;
     For these dead birds sigh a prayer.

                        *  *  *  *  *  *  *  *  *

И пока это может происходить, жизнь на земле не погибнет.

Мы ещё будем говорить о необходимом зле, чтобы человек не озлобился и не перестал искать правду. Только не надо за ней гоняться, иначе она спрячется.

Правда, как и любовь, не терпит огласки.

 И тот же Шекспир сказал:
"The rest is silence"
(Дальнейшее – молчание).
 
Напоминаем
об интересном пополнении
в рубрике
"Высшее самообразование":

              ЗАКАЗАТЬ>>>


 

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос