The Word and words

  Автор:
  177

   Если мы спросим у любого человека достаточно долго изучающего язык, что для него с самого начала представляло особую трудность я думаю, что он без промедления ответит, что самое трудное – это восприятие речи на слух и её понимание.
   Можно читать, писать, можно даже довольно бегло говорить по-английски, и по-русски тоже, и при этом не понимать звучащей речи. Для этого надо иметь уши.

                     Who hath ears to hear, let him hear.

Если будем иметь уши, чтобы слышать и глаза, чтобы видеть, говорить мы научимся сами.
В корне неверно начинать изучение нового языка с запоминания слов.
Мы и так живём в океане слов, слова нас задушили, задавили.
И, поистине, всемирный потоп.
Можно ли спастись от слов?
Можно, всё в наших руках. Для этого надо самому научиться молчать хоть изредка.
И, как это ни парадоксально, хорошая практика молчания – это изучение другого языка, если, конечно, не на попугаев учимся.

К словам родного языка мы давно уже привыкли, мы даже не задумываемся над тем, что говорим. Мы это всё уже давно “выучили” наизусть. И слова выучили, и мысли, и чувства у нас все заимствованы из разных случайных источников, из которых пьём.

И если мы встречаем какую-нибудь свежую мысль, так это просто праздник .
Неожиданная фраза – врезается в память непроизвольно.
На днях я нашла вот такую мысль:
    “Интересно, что животные до старости сохраняют изящество. Но почему же мы так ужасно стареем?

Какое это ужасное слово – “старуха”!
В английском языке это звучит пристойно, как “old woman”.
А слово старушка звучит знаете как?
Little old lady.
Об этом надо думать, молча.
Надо уши иметь и глаза.

Отдохнём немного
"Little Old Lady in Tennis Shoes"
http://www.youtube.com/watch?v=8t5LvmR2ldc

Продолжим.

Идёт телевизионная передача об одном известном артисте. У него юбилей, но его самого давно уже нет в живых.
Рассказывают, какой это был замечательный человек. Он сорок восемь лет прожил с одной женщиной, которая называла себя его женой.
Но к сорока годам этот замечательный человек уже имел целый букет болезней: язву желудка, глаукому, диабет, и это еще не всё.
А выглядел он с возрастом всё ужасней. И что выдаёт человека, который умер ещё при жизни – это чёрные пигментные пятна на лице и на руках.

Его ещё можно было спасти, если бы рядом с ним появились орлы.
Но, увы! Он слишком крепко был "защищён" своей семьёй.

А ларчик просто открывается.
Как бы человек ни суетился, каким бы хорошим ни был, он умирает при жизни, если в нём умерла любовь.
Кстати, и это тоже Евангелие для имеющих уши.
Сказано о начале болезней в мире:
  …И по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасётся.   (Евангелие от Матфея, гл. 24)

Нашу новую программу “The Narrow Way” мы предназначаем тем, кто жив ещё.

     
      Прочесть о программе подробнее:
      https://at-english.ru/blog/the-narrow-way-vy-s-nami

Слово евангельское обращено от сердца Бога к сердцу человека.
И пока бьётся наше сердце никогда не поздно пить из этого Источника.

Животное создано, чтобы жить в природе по её законам: Может, ты съешь, а, может,- тебя.

А человек может жить в полной безопасности, если, конечно, не утонет прежде времени в трясине слов.

Если я когда-нибудь напишу книгу на английском языке, я назову её "The Word and words".

Читайте вместе с нами, дорогие наши читатели.

А я прощаюсь с вами до следующей встречи.
Не забывайте заглядывать к нам на огонёк.
Good bye!

P.S.

Хочу поделиться с вами ещё кое-чем.
Это фрагмент из книги Всеволода Овчинникова "Корни Дуба".
Говорят, что люди долгие годы изучая английский язык, и сами становятся немного другими.
И это хорошо.

*****

"Над английской толпой всегда как бы приспущена завеса молчания, она приспущена не до конца, не настолько, чтобы превратить массовую сцену в кадр из немого кинофильма. И все-таки не можешь отделаться от ощущения, что некий невидимый звукооператор убавил регулятор громкости до каких-то минимальных и непривычных нам пределов. На перроне вокзала или в универмаге, в переполненном пабе или театральном фойе чувствуешь себя будто отделенным от скопления людей незримой звуконепроницаемой стеной.

Эта приспущенная над английской толпой завеса молчания (или, на худой конец, полумолчания) особенно поражает потому, что люди вокруг отнюдь не молчат, а разговаривают друг с другом. Да-да! Дело не в том, что англичане немногословны (хотя данная черта присуща им куда больше, чем другим народам). Дело в том, что эти островитяне разговаривают каким-то особым голосом: приглушенным, почти усталым. Они беседуют так, словно каждый из них в одиночестве выражает вслух собственные мысли.

Мы, по-видимому, так привыкли без нужды повышать голос, что перестали замечать это. Когда, привыкнув к полубезмолвию английской толпы, вновь попадаешь на континент, например во Францию или к себе домой, ловишь себя на мысли, что человеческая речь режет ухо, люди кажутся излишне шумливыми"…

http://lslold.ksu.ru/virt_vyst/50/ovchinnikov.htm

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос