Чтобы вопросы созрели

  Автор:
  184

   Иногда я сознательно оставляю некоторые вещи в своих письмах недосказанными не столько для того, чтобы читатели наши сами думали или сами искали ответы, сколько для того, чтобы вопросы созрели.

   Например, в одном из последних писем, я упомянула вскользь эволюционную теорию Дарвина. Напомню, о чём шла речь. Один из авторов метода скорочтения ретиво призывал молодёжь много и быстро читать, чтобы не отстать от времени, стремительно летящего вперёд в новое информационное пространство. И я процитировала высказывание этого автора по поводу того, что в школе до сих пор изучают эволюционную теорию Дарвина, хотя “наука (цитирую дословно – И.А.) давно уже её опровергла”.

      Вопрос, правда ли, что наука её опровергла?

   Было бы глупо сейчас с моей стороны это отрицать.
   Если какую-либо научную теорию невозможно опровергнуть, то она научной, как известно, не является. Наука развивается, и это нормально.

   Мышление в категориях “или-или” давно уже доказало свою несостоятельность.
   Мы уже делим на три.

   Если же гипотеза о сотворении будет когда-нибудь доказана, то из гипотезы она превратится в науку, будет поставлена под сомнение и затем опровергнута. Пока попытки найти научные факты, доказывающие креационную гипотезу (гипотезу сотворения мира), успеха не имеют (есть масса доказательств, но они научными не являются, то есть, их нельзя сознательно воспроизвести).

   Следовательно, Творец неуязвим, и тайна остаётся тайной.

     

   Если же колоссальный прирост информации есть научный факт, то опровержение должно было последовать немедленно, и оно последовало. Появился новый термин –“эффект макулатурности”: 85% журнальных статей никто не читает.

   Бумага-то, может и всё стерпит, а наши головы нет.

   Много информации ещё притечёт и утечёт, а эта информация в качестве абсолютной истины останется неизменной.

   Она позволяет нам быть всегда в форме (in form), и не рассыпаться на части.

   Есть такая французская поговорка: qui prouve trop ne prouve rien (кто слишком рьяно доказывает, тот не докажет ничего).

   Есть у нас читатели-гении, парадоксов друзья.

   Для них ещё один парадокс тесно связанный с предыдущим.

   Парадокс – это то, что сверх знания, соединение несоединимого. А ортодокс – тот, кто знает, правоверный (от orthos – правильный).

   Словом "ортодокс" в настоящее время часто презрительно называют человека, якобы закосневшего в своих взглядах и верованиях, придерживающегося застарелых доктрин.

   Очень часто сейчас можно услышать выражение “ортодоксальное христианство”.

   Парадокс в том, что христианство не может быть ортодоксальным. Это абсурд.

   Христианство во всём от альфы до омеги парадоксально по сути своей. И оно выше доказательств, потому что само Боговоплощение есть парадокс, соединение несоединимого: Бога и человека, смерти и воскресения, что и позволило Тертуллиану сказать свою знаменитую фразу: “Credo, quia absurdum”.

   Как только кто-нибудь с научными целями попытается воспроизвести одно из христианских таинств, так он тут же останется с носом. Тайна не терпит испытания. Она не подвластна научному рвению. Подвластна она только любви, одной любви и ничему, кроме любви. И тут наука бессильна.

Такова глубинная логика абсурда!

Когда Понтий Пилат спросил Спасителя: “Что есть истина?” Тот ответил ему молчанием, потому что Истина стояла прямо перед ним.

     
      Н.Н. Ге "Что есть истина?"

Но что можно доказать слепым?

Напомню французскую поговорку:
      "qui prouve trop ne prouve rien"
      (кто слишком рьяно доказывает, тот не докажет ничего).

Прощаюсь с вами до следующей встречи.

Good bye!

Не уходите, почитайте ещё:

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Оставьте ваш комментарий или вопрос