Вслушиваясь в зов Языка

  Автор:
  195

    Все в мире имеет тенденцию к смешиванию: мужское смешивается с женским, свет смешивается с тьмой, бытие с небытием, смысл с явлением, а дух с телом.
    И каждое из этих смешений может быть названо своим именем-символом.


   Например, соединение-смешение человеческой и божественной сущности, выражено в таком символе, как икона.

  В английском языке слово икона – ‘icon’ означает именно ‘символ’, и происходит от греческого слова ‘εἰκών eikōn’ (image, образ)


     Если мы вдумаемся в хорошо знакомый нам символ ‘Инь и Ян’, то мы обнаружим в нем характерное для искусства явление, называемое обратной перспективой, которая имеет место не только в живописи, но и в поэзии и литературе.

    Обратная перспектива в живописи – это, когда отдаленные предметы кажутся больше, чем находящиеся на переднем плане.
    Древние иконописцы сознательно использовали обратную перспективу, потому что иконы, по словам Дионисия Ареопагита, это «видимые изображения тайных и сверхъестественных зрелищ»
.

    А в символе ‘инь и ян’ обратная перспектива высвечивает изначальное единство мужского и женского во вселенной, появившееся прежде, чем люди смогли осознать это смешение.

Обратная перспектива – это основной принцип структуры бытия-символа, то есть смысла и явления.

Павел Флоренский называет этот эффект симметрией двух половин символа, его тела и духа, что в сумме дает  в е ч н о г о  Н а с т о я щ е г о.

Таким же символом является миф, уничтожающий историю.

Выдающемуся французскому ученому Клоду Леви-Строссу (Claude Lévi-Strauss) принадлежит идея, ставшая аксиомой, что “миф есть машина для уничтожения времени”.

Тем же эффектом “стирания” времени обладает подлинное существо музыки, поэзии и… собственное языка.

    Спросите, а при чем тут язык?

А при том, что если мы используем обратную перспективу, исследуя язык, то, созерцая целое прежде его частей, мы получаем язык-символ, открывающий нам обратную перспективу в соотношении смысла и явления.
    Именно об этой способности и сказано, “имеющий уши, чтобы слышать, да услышит”.

     Мартин Хайдеггер замечательно сказал, что это не язык при нас, а мы – при Языке.

    Когда в дело вступает СОБСТВЕННОЕ языка, тогда не мы пользуемся языком, а с нами говорит и сообщает нам Язык. И тогда прежде чем речь наша есть говорение, она есть вслушивание в зов Языка, в его призыв к несению Вести.
    А для этого надо быть Поэтом и Мыслителем милостью Божьей.
    Подлинное общение возможно лишь там, где есть вслушивание в зов самого Языка, где есть потребность и способность к несению Вести.

***
Для особо заинтересованных интересная статья на эту тему Василия Фриауфа.
http://topos.ru/article/2358

P.S.

       Программисты знают, что Icon – это еще и язык программирования.
      Название языка является сокращением от слова iconoclastic (иконоборческий), используемом в смысле борьбы с конформизмом в разработке языков программирования.
      iconoclastic – ниспровергающий авторитеты, нонконформистский; критически настроенный, мятежный
      iconoclastic book — книга, в которой пересматриваются устоявшиеся взгляды

Интересная статья? Можно поделиться, кликнув на кнопку:
Комментарии на Блог
Один комментарий
  1. Пинбэк: "Truth is always strange" | Учить Английский с Ириной Арамовой

Оставьте ваш комментарий или вопрос